Как гагарина выбрали космонавтом и его полет в космос кино


Космонавты, которые могли оказаться на месте Гагарина — Российская газета

Конец 1950-хх: в Советском Союзе семимильными шагами развивается космическая программа, успешно запущены первые искусственные спутники Земли, первые аппараты с подопытными животными. Все говорило о том, что не за горами освоение космического пространства человеком. "Для такого дела лучше всего подготовлены летчики. И в первую очередь летчики реактивной истребительной авиации. Летчик-истребитель - это и есть требуемый универсал. Он летает на одноместном скоростном самолете. Он и пилот, и штурман, и связист, и бортинженер", - поставил задачу генеральный конструктор Сергей Королев.

 

 

 

Все знают, что первым землянином, увидевшим планету с орбиты, стал Юрий Алексеевич Гагарин, 12 апреля 1961 года вышедший в космическое пространство на корабле "Восток". Однако, на его месте мог оказаться другой пилот.

Набор в команду под условным названием "1960 Группа ВВС № 1" начался в августе 1959 года.

На первом этапе компетентная комиссия рассмотрела кандидатуры трех с половиной тысяч человек. Возраст летчиков-кандидатов должен быть около 30 лет, рост - не более 170 сантиметров, вес - до 70 килограммов. По медицинским показателям, служебным характеристикам для собеседования отобрали всего 347 человек. Повезло попасть в итоговый список лишь двадцати потенциальным первопроходцам из числа военных летчиков.

Все претенденты - асы, молодые и отличающиеся отменным здоровьем. Кто-то из них позже покинул Группу №1 по тем или иным причинам, кому-то удалось совершить полет к звездам и внести свою лепту в освоение Вселенной. Какими были эти герои, не ставшие первыми? Какой вклад внесли в освоение межзвездного пространства? Об этом рассказывает "РГ".

Герман Титов. Навсегда второй

 

 

 

Он официально считался дублером Юрия Гагарина и главным конкурентом в борьбе за место в первом пилотируемом космическом корабле.

Современники подтверждают: у Титова были все шансы стать первым в космосе. Он проявлял незаурядные лидерские качества, был невероятно выносливым, в случаях, когда другие кандидаты теряли сознание от нагрузок, он держался молодцом. Но судьба распорядилась иначе. И хотя внешне дублер Гагарина спокойно воспринял новость о том, что первым летит не он, говорят, что позже он тяжело переживал это свое вечное второе место. Когда его спрашивали, что он чувствовал в те минуты, Титов от прямого ответа уклонялся, переводил тему разговора.

Когда Гагарин отправился покорять космическое пространство, никто не знал: когда состоится второй полет и состоится ли он вообще, кто будет следующим пилотом-героем. Совершенно точно было ясно одно: второму космонавту, кто бы им ни оказался, триумфа первооткрывателя уже не видать.

"Если первым полетел Юра - значит, так было нужно. Я все равно полечу", - говорил Титов. Он не завидовал успеху товарищу, не изменил своего к нему отношение. "Звездные братья" - так называли их уже после полета Титова.

Титов знал: его звездный час не за горами. Он не теряет надежды, продолжает тренироваться.

Вдова второго космонавта вспоминала: после того, как комиссия отобрала Титова в отряд №1, дома у них появилась разнообразная, нетипичная для Германа, литература. На вопрос супруги, что это за новое увеличение, будущий космонавт уклончиво ответил: "Должен же я знать историю развития авиации". Титов так проникся идеей покорения космоса, что его не остановила досадная ошибка: вызов в отряд первых ушел обратно в Москву, пока он был в своей части. Он разыскал номер телефона члена секретной комиссии, начал донимать его звонками и добился того, чтобы его имя попало в список двадцати потенциальных космонавтов.

Кстати, под требования комиссии - рост, вес, возраст, здоровье - Титов подходил идеально. Помимо этого он обладал прекрасными техническими данными: некоторые его предложения по усовершенствованию "Востока-1" учитываются конструкторами. Титов слыл эрудитом - разбирался в литературе, искусстве, классической музыке. Рассказывают, что в сурдокамере он наизусть читал главы из "Евгения Онегина", чтобы прогнать скуку. Отец Германа был сельским учителем - возможно именно он привил сыну такую любовь к литературе. Отец учил его играть на скрипке, а мальчик мечтал стать физиком. Мечтал до тех пор, пока к семье в гости не приехал знакомый летчик и не рассказал об авиации. Семиклассник заболел небом и после школы пошел в летное училище.

Отправляясь в свой первый космический полет, Титов нарушил инструкцию и взял на борт несколько фотографий. Одну из них подписал для своей жены Тамары (или Томы, как он ласково ее называл): это должна была быть память о нем на случай, если в полете что-то случится.

Поговаривают, что выбор пал на Гагарина отчасти потому, что его имя - Юрий - было более привычным уху, нежели Герман. И тот факт, что родился будущий первопроходец космоса на героической Смоленщине, дал о себе знать. Титов со своим родным Алтаем явно проигрывал. Это все конечно, лирика, была и объективная причина: второй полет должен был длиться сутки, он был более тяжелым, отправиться в него предстояло самому выносливому кандидату, и таковым, несомненно, был именно Титов. Звездный час, а точнее 25 часов и 11 минут (столько длился его полет на орбите) наступил для Титова 6 августа 1961 года.

Тяжелейшим ударом стала для Титова гибель Гагарина во время тренировочного полета. Но еще более тяжелое известие пришло позже: Титову не суждено было больше увидеть Землю из космоса, он был отстранен от полетов, его было приказано беречь, как зеницу ока - ведь после смерти первого космонавта второй стал достоянием нации.

Андриян Николаев. Деревенский романтик

 

 

 

По воспоминаниям первой учительницы маленького Андрияна, он рос совершенно обычным мальчишкой: средние успехи в учебе, пытливый, шустрый, готовый прийти на помощь одноклассниками. После окончания школы поступил в лесотехникум, но потом что-то изменилось, и он захотел летать, окончил высшее военное авиационное училище, затем - военно-воздушную инженерную академию. Для родных такие перемены стали неожиданностью. "Никогда не думала я, что Андрияна потянет в небо, и он выучится на летчика. Ведь в Шоршелах до сих пор никто в летчики не выходил. А тут вдруг письмо с фотографией, на которой наш Андриян снят в летной форме с крылышками на петлицах: "Мама, я теперь летаю на самолете". Целую неделю приходили тогда к нам соседи смотреть на фотографию Андрияна, почитать его письмо", - вспоминала мать героя, Анна Алексеевна.

Подготовка Группы № 1 велась в строгой секретности - в семьях будущих космонавтов не всегда знали, к чему готовятся их родные. Вот и об Андрияне в его родном селе узнали случайно: стали поговаривать, что вроде бы он - космонавт, что его, дескать, видели в чебоксарском кино в каком-то фильме рядом с Гагариным и Титовым.

Николаев был сильно привязан к родным краям. Он вспоминал, как накануне полета ему приснился удивительный сон. Шла генеральная репетиция перед штурмом Вселенной. Космонавт спал в корабле - это была репетиция не только физическая и умственная, но и психологическая. Мысленно он представил старт, работу на орбите…. А приснились ему родные Шершелы: пшеничные поля до самого горизонта, тропка, ведущая к ручьям. "Это неплохо, что перед дальней дорогой хоть мысленно в родные края наведался. Моральную зарядку получил. В полете это очень нужно", - сказал тогда врач-психолог.

Выступая на пресс-конференции 6 сентября 1962 года, Николаев рассказывал: "Очень упорно готовились к первому полету. Готовились все, но выпала честь одному, самому достойному - Гагарину. Вслед за ним полетел Герман Степанович Титов. Я был у него дублером... И вот наступил и для меня такой радостный день... Еще веселее стало в космосе, когда появился рядом мой друг Павел Попович, когда он вышел на орбиту. Когда я впервые услышал знакомый голос друга, сразу вызвал его на связь. Все же летать в космосе вдвоем, когда чувствуешь рядом своего товарища, веселее и приятнее...".

Николаев запомнился тем, что первый рискнул снять скафандр, чтобы свободно парить в невесомости в корабле. Это случилось во время первого его полета, в 1962 году. Этот в некотором роде рискованный эксперимент во время второго полета - в июне 1970 года - воспринимался уже как нечто само собой разумеющееся. Правда, и "Союз" по сравнению с "Востоком" имел большие преимущества. Он был многоместным, например. На корабле Николаева и Поповича было предусмотрено место для третьего члена экипажа, хотя программа полета требовала только двух человек. Николаев рассказывал, что на корабле были созданы все условия для работы и отдыха. "На "Востоке" в течение всего полета (четырех суток) я находился в скафандре, который сильно сковывал все действия и мешал в работе, а здесь мы без скафандров. В работе ничего не мешает, не стесняет, не ограничивает. Как дома - легко и приятно. Одно удовольствие - плаваешь здесь, как рыба в воде..."

В поздние годы Николаев не скрывал, что их с Поповичем миссия была военной. "С "Востока" много было видно, а с "Союза" даже и говорить нечего - все как на ладони. Да что теперь скрывать, и американцы, и мы разведку из космоса вели", - без обиняков рассказывал космонавт.

Павел Попович. Космический хулиган

 

 

 

Семья Поповичей жила недалеко от полигона, где базировалась военная авиация. Гул моторов Павел слышал с детства, и это отчасти предопределило его судьбу.

Коллеги прозвали Поповича "космическим хулиганом", из-за переполоха, который он устроил в NASA. "Заря!" "Заря!" Я "Беркут". Подлетаю к Луне. Готов совершить посадку на Луну…". Как только президенту США Ричарду Никсону передали эту радиограмму Поповича, он тут же схватил телефон: "Почему советский космонавт говорит с Луны?! Мы что, проиграли эту гонку?". А дело было так: 19 января 1969 года из центра управления полетами в Евпатории Попович проверял связь с окололунным спутником и вместо положенного набора цифр отпустил в эфире шутку.

"Прилетает Фрэнк Борман (астронавт NASA, инженер - ред.) в Советский Союз, я его встречаю. Он выходит из самолета и на трапе первое, что делает - показывает мне кулак. Я говорю: "Фрэд, в чем дело?". "Уууу, космический хулиган!" - грозит он", - вспоминал тот случай сам Попович. Надо сказать, повод злиться у Бормана был: Никсон всерьез пригрозил ему увольнением, когда услышал о русском на Луне.

Попович среди своих товарищей выделялся не только чувством юмора, но любовью к пению. Узнав, что невесомость не влияет на голосовые связки, страшно обрадовался, после чего пел, даже находясь на орбите.

О том, чтобы стать первым человеком в космосе, мечтал каждый из прошедших отбор. И Попович исключением не был. Но когда у него спросили: кто должен полететь? Тот решительно ответил: "Гагарин". Именно Попович был на связи с первым космонавтом во время полета на орбиту, поддерживал его дружеской беседой. Психолог от природы, Попович создал для Гагарина атмосферу, в которой тому было легче справиться с трудностями полета.

Звездный час для друга Гагарина настал в августе 1962 года, когда он и Андриян Николаев отправились в космос друг за другом с разницей в сутки. "Королев в шутку сказал: вы ребята - чуваш и украинец - будете демонстрироваться дружбу народов СССР", - говорил Попович.

Позывной Николаев - "Сокол", Поповича - "Беркут". Это был первый в истории космонавтики групповой полет. Выход корабля на орбиту прошел штатно, на земле ждали донесения от Поповича о его самочувствии. Космонавт-шутник остался верен себе и вместо стандартного ответа продекламировал: "Умолк могучий гул ракетных камер, и отошла последняя ступень. Я в невесомости, и мир как будто замер смешались в черном небе ночь и день".

Со своим напарником Попович тоже предпочитал общаться неформально: называл Андрюшей, игнорируя официальный позывной. "Андрюша" в ответ на это ворчал, но спорить было бесполезно: таков уж был его космический собрат.

О легендарном военном эксперименте в космосе известно следующее: предполагалось при подлете любых объектов к станции "Салют-3" принять решение, использовать вооружение, имеющееся на станции, и поразить объект. Волею случая им именно во время той миссии состоялась первая в мире ручная стыковка станции и летательного аппарата. Такое решение Поповича вынудила принять нештатная ситуация - отказ оборудования автоматической стыковки. Кстати, "Салют-3" на самом деле был первым в мире наблюдательным пунктом в космосе, а Попович - первым космическим разведчиком.

Валерий Быковский. Испытание одиночеством

 

 

 

Так сложилось, что уроженец Павловского Посада Московской области всегда знал: его призвание - полеты. Он осваивал всевозможные летательные аппараты, но все ему было мало - хотелось подняться еще выше, хотелось узнать, что там.

Очередной смотр медиков Быковский сначала воспринял скептически, но потом летчики вполголоса заговорили о какой-то совершенно новой технике, к полетам на которой отбирают специалистов. Это аса заинтересовало.

"Со мной разговаривал полковник из Москвы. Позвал в кабинет, и не успел я войти, как он с ходу: "Желаете взлететь повыше?" Я немного оторопел от удивления: "Неужели это возможно?! На чем взлететь?" Он спросил: "А вы бы пошли в испытатели новой техники, новых кораблей?" Я чуть не вскрикнул, но сдержал себя и ровным тоном произнес: "Да. Это моя мечта", - вспоминал Быковский.

Тренировки были изнуряющими, но будущий космонавт решил держаться до последнего - он по-настоящему заболел космосом и уже не мог представить себе, что провалит подготовку и не полетит к звездам. Упорства и отваги ему было не занимать. Когда дошло дело до сурдокамеры и его товарищи заколебались, он вызвался первым выдержать эксперимент, испытать себя в условиях длительного одиночества.

Июнь 1963 года выдался жарким, душным. Каждый раз, как выдавалась свободная минутка среди напряженной подготовки к старту, сотрудники Байконура спешили к Сырдарье. Пока все плескались, Быковский спокойно лежал на берегу отдыхал, в воду лезть не спешил - помнил, что случилось с коллегой по первому отряду Валентином Варламовым: он был отчислен по медпоказаниям после того, как неудачно нырнул в озеро и повредил шейные позвонки. "Не стоит полет ставить в зависимость от куска стекла или гвоздя", - говорил товарищам Быковский. И тогда они брали его на руки, окунали в реку и выносили на берег.

Все усилия и предосторожности того стоили. "А какое ослепительное Солнце в космосе! Посмотришь на него, чуть приоткрыв веки,- словно огнем режет глаза. И все-таки я запечатлел его на пленку. Не раз снимал, можно сделать фотовыставку "Солнце, каким оно кажется с корабля". Ночью наблюдал Луну. Она из космоса смотрится совсем иначе, чем с Земли. Это уже не плоский "блин", который мы привыкли видеть в светлые ночи. Я видел ее совсем близко, видел, как шар, ощущал ее пространственную выпуклость... .", -вспоминал впоследствии космонавт номер пять.

Владимир Комаров. Прерванный полет

 

 

 

Самолеты были страстью Комарова, и до вступления в первый отряд он вел обычную для военного летчика жизнь: полеты, тренировки, гарнизоны, крошечные служебные квартирки.

Свой первый полет Комаров совершил на борту "Восхода". Дебют был более чем успешным. Этот полет был уникальным сразу в нескольких смыслах. "Восход" был первым в мире многоместным космическим судном: конструкторы взяли классический "Восток", нарушая все правила и инструкции убрали скафандры и катапультируемые кресла, и таким образом освободили место еще для двух членов команды. В составе экипажа впервые помимо военного летчика были и представители науки - инженер и врач. Как следствие модернизации, впервые в истории экипаж совершал полет без скафандров, а при возвращении космонавтов впервые была применена система мягкой посадки.

Ирония в том, что когда экипаж улетал в космос, страной руководил Никита Хрущев, а когда вернулся на землю - уже Леонид Брежнев. Хрущев еще дал традиционное формальное разрешение на посадку корабля, но когда приехал в Москву из Пицунды, где отдыхал, Брежнев и Суслов отстранили его от власти. Вот так, пока покорители пространства были на орбите, в стране сменилась руководство. Комаров на ходу - уже в самолете - учит новый текст рапорта.

Супруга космонавта - Ирина Шахсуварова - вспоминала: Владимир даже после того, как стал героем, не зазнался. Однажды в квартиру к супругам пожаловала толпа школьников и попросила космонавта расписаться, "а то завтра в школе не поверят, что мы вас видели". И Комаров совершенно спокойно выполнил просьбу ребятни.

21 ноября 1966 года были названы кандидатуры на полет на одном из первых "Союзов": командиром стал Комаров, а его дублером - Гагарин. На тот момент первого космонавта уже 4 года не подпускали к штурвалу, и прирожденного летчика не устраивала роль свадебного генерала в зарубежных поездках.

Второй полет стал для Комарова фатальным. И ведь он предвидел это. На комиссии за несколько дней до старта он сказал: корабль сырой, выявлено много дефектов, с которыми нельзя лететь. Заявление оказалось громом с ясного неба. Члены комиссии не придумали ничего лучше, как обвинить Комарова в трусости. Военный летчик такого снести не мог: "Лететь готов" - отчеканил он и тем самым подписал себе приговор.

Владимир осознанно пошел на риск. Говорят, ему предоставили возможность проститься с семьей, с коллегами. Он позаботился о том, чтобы близкие знали, где хранятся важные документы, ответил на все пришедшие письма. Те, кто хорошо знал космонавта, замечали, что он тяжело переживает расставание, хотя и не подает виду.

На "Союзе-1" не раскрылась одна из солнечных батарей. Энергии было недостаточно, а это означало, что в любой момент отключатся все системы корабля, он станет неуправляем, будет нарушена вентиляция внутренних помещений, отключится обогрев. Позже отказали и датчики ориентации - "Союз-1" "ослеп". Значит, автоматически вернуться домой не получится, а вручную проделать такую работу фактически нереально.

Комарову удалось переориентировать корабль, включить двигатели на торможение. Он летел домой, связь поддерживал с Гагариным. Через какое-то время корабль засекли с поисковых самолетов: внешне казалось, что все идет по плану. Уже находясь на земле, космическое судно загорелось.

24 апреля 1967 года Владимир Комаров погиб. Рухнувший корабль был сильно разрушен, почти полностью сгорел. Пламя спасатели тушили собственными куртками, закидывали землей, и до последнего момента теплилась сумасшедшая идея, что космонавт все-таки сумел выбраться. Чуда не произошло…. Первая смерть в космосе была страшной. На следующий день ТАСС передал: "При открытии основного купола парашюта на семикилометровой высоте, по предварительным данным, в результате скручивания строп парашюта космический корабль снижался с большой скоростью, что явилось причиной гибели В. М. Комарова". И все. Больше никаких официальных сообщений. Уже позже гибель космонавта обросла слухами и легендами.

Алексей Леонов. В свободном плавании

 

 

 

"Я всю жизнь мечтал летать и рисовать. Летчик из меня получился - я даже стал космонавтом, а вот художник не получился", - иронизировал Леонов.

Советская космическая программа развивалась: на орбите побывал уже и экипаж из трех человек, и первая женщина-космонавт. Всех занимал вопрос, что же будет дальше? Куда двинется эволюция полетов? Со временем для всех стало понятно: следующий шаг - выход человека в космос.

"Накануне старта был запущен беспилотный аналог нашего корабля, - рассказывал Леонов. - Он был точно таким же, на нем даже был установлен манекен - точная моя копия со всеми элементами скафандра. В какой-то момент, при включении двух команд, корабль взорвался".

Самое логичное в этой ситуации было временно отказаться от полетов и доработать "Восход-2". Но это означало бы, что Советский Союз безнадежно отстанет от Штатов. В итоге конструкторы взяли неделю на внесение изменений, и Королев принял решение отправить экипаж. Космонавтов предупредили, что в полете могут возникнуть проблемы, но они согласились пойти на этот риск - "догнать и перегнать" было важнее всего.

"Восход-2" успешно стартовал, вышел на орбиту и космонавт начал подготовку к выходу в отрытое пространство. Леонов навсегда запомнил этот момент: как раскрылся шлюз, как коллега по экипажу Павел помог надеть ранец и похлопал по плечу, как за спиной задраили люк…. "Я смотрел через этот люк, смотрел на то, как он открывается: вот черное небо звезды, вот Австралийский континент, пролетаем Антарктиду - вот Огненная Земля. Нужно было дождаться Африки. Потом начался выход - сам он длился 2-3 секунд, - рассказывал Леонов позже. - Была необыкновенная тишина: я слышал, как бьется мое сердце, слышал свое дыхание".

Сейчас насчитываются уже сотни выходов космонавтов в открытый космос, но ни один из них не похож на леоновский - он был самым опасным. Нынешние космонавты во время нахождения в открытом пространстве практически все время держаться за скобы, за корпус самого корабля, Леонов же - по задумке исследователей - должен был оттолкнуться от корабля и, выражаясь их языком, "поплавать". Кроме того скафандр старого образца не позволял находящемуся в нем человеку чувствовать опору: нынешние модификации подгоняются по росту космонавтов, чтобы ноги обязательно упирались в подошву. Леонов же "плавал" не только в космосе, но и внутри скафандра.

Несмотря на все сложности, с которыми пришлось столкнуться, Леонов успешно вернулся на корабль, сам остался невредим и сумел сохранить камеру с бесценными кадрами, зафиксировавшими первый выход человека в открытое космическое пространство.

rg.ru

Гагарин не был первым в Космосе – Москва 24, 11.04.2014

Был ли Гагарин первым в космосе? Или он стал первым, кто вернулся живым с орбиты? Почему до сих пор говорят о погибших до него космонавтах, и какие загадки первых полетов рассекречены лишь недавно? 108 минут, которые потрясли мир – чего они стоили? Читайте об этом в документальном расследовании телеканала "Москва Доверие".

Первый до Гагарина

10 ноября 1959 года. В США выходит газета с сенсационным материалом. В нем секретная запись переговоров главного советского конструктора Сергея Королева с космонавтом: "Земля. Давление нормальное". Через минуту тишины: "Я не слышу Вас, батареи отказали. Кислород. Товарищи, ради Бога, что сделать? Что? Я не могу. Вы понимаете? Вы понимаете?". Потом речь космонавта перешла в невнятное бормотание и исчезла совсем. По данным журналиста Аллена Хендерса, погибшего звали Александр Белоконев.

"Что касается Гагарина – нет дыма без огня. Есть некоторые факторы, которые позволяют всплывать слухам. Мы все знаем каноническую дату полета Гагарина – 12 апреля, но до его полета было пять кораблей-спутников, на которых полет корабля "Восток" отрабатывался", - сказал Вадим Лукашевич.

Андрей Симонов много лет занимается исследованием летных испытаний в нашей стране. Он признает, эксперименты в этой отрасли шли с 1953 года.

Юрий Гагарин, 1961 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Никто не хотел показать, представьте: первый в мире человек в космосе, и вдруг гибель. Это будет еще больший позор, чем если мы отстанем. Поэтому выверяли до мелочей, чтобы была стопроцентная гарантия успеха.
Накануне полета Гагарина, Дэйли Уоркер публикует статью своего московского корреспондента. Он сообщает: "8 апреля на борту космического корабля "Россия" совершил орбитальный полет Владимир Ильюшин, летчик-испытатель, сын легендарного авиаконструктора". Именно его в Книге рекордов Гинесса за 1964 год укажут как первого космонавта планеты", - комментирует Андрей Симонов.

Радио: "14 июля 1959 года летчику-испытателю Ильюшину предстоит полет в стратосферу".

"Венгерский писатель Иствуд Немори написал целую книгу о том, что первым космонавтом был Виктор Ильюшин, остался жив, но был в неприглядном виде после этого неудачного приземления", - рассказал Юрий Караш.

Итальянское агентство "Контитенталь" вскоре после возвращения Гагарина публикует интервью своих ученых, братьев Ундико-Кордильо, которые поведали, что с 1957 года зафиксировали три трагедии в космосе. В своем центре прослушивания космоса они поймали радиосигналы погибающих, стоны и прерывистый сердечный ритм. Те записи существуют до сих пор.

"Первоначально было выбрано около 3000 человек. Смотрели в первую очередь на их медицинские книжки, то есть было требование практически абсолютного физического здоровья. Из них, в результате строгого отбора, было оставлено 6 человек, которые слетали по программе "Восток". На самом деле, безусловно, было отобрано больше", - добавляет Юрий Караш.

Последний неофициальный полет в зарубежной прессе значится 4 февраля 1961 года. На "Байконуре" в этот день действительно произведен запуск, но кто полетел? Почему не вернулся? Подробности много лет оставались засекреченными.

Почему погиб летчик-космонавт Бондаренко?

На Западе убеждены: Гагарин лишь отыграл роль первого космонавта, чтобы скрыть провалы.

"До полета Гагарина американцы тоже отрабатывали свой корабль "Меркурий", у них было два суборбитальных запуска, они успели запустить. В первом полетел макака-резус Сэм, а во втором – первый астронавт шимпанзе Хэм. Он полетел за два месяца до Гагарина, он поднялся на высоту 285 км вертикально. Может быть, именно поэтому Королев стал говорить, что нет смысла запускать Гагарина суборбитально, нужно сразу на полный виток. А то он бы был вторым за обезьяной. Поэтому гонка шла ноздря в ноздрю" - сказал Вадим Лукашевич.

Сегодня космонавты признают факт гибели одного из своих коллег. Это действительно произошло до Гагарина, и об этом они не любят говорить. Валентин Бондаренко был одним из любимцев первого отряда – самый молодой и веселый. Летчик-космонавт Виктор Горбатко дружил с ним, но даже он признает, что тот погиб по своей вине.

"Мы подогревали пищу и чай на обычных плитках, спиралевых. Мы протирали голову для датчиков спиртом, и у него случайно спиртовой тампон упал на плитку – он собирался ужинать. Произошло возгорание, у него было 80% ожогов, его увезли на скорой, но он прожил всего часа два-три", - вспоминает Виктор Горбатко.

Юрий Гагарин перед стартом. Фото: ИТАР-ТАСС

Гагарин не смог попрощаться с Бондаренко, его вызывают на старт. Идет битва за космос. Прежде чем отправить Юрия Гагарина в полет, его и дублера, Германа Титова, дважды привозят на космодром. Они отрабатывают до мелочей все, что можно сделать на Земле, причем по-настоящему: в скафандрах, с рапортом, с переговорами.

"Отрепетировали посадку, отрапортовали, их на лифте подняли до самого верха, до корабля. Было сделано все, кроме посадки в корабль. То есть многочисленная свита: солдаты срочной службы, стоявшие в оцеплении, видели, что космонавты отрапортовали, поехали к ракете, ракета улетела", - рассказал Вадим Лукашевич.

Вот так и рождаются слухи. Также их подогревают кухонные разговоры диссидентов, которые не доверяют властям.

"Однажды я был в Италии, там собрались те, кто доказывал, что Гагарин и Терешкова были не первыми", - вспоминает Виктор Горбатко.

Конец 70-х гг. Почти двадцать лет после полета Гагарина. Космонавты уже могут разглашать некоторые детали первых запусков. Тогда Виктор Горбатко впервые рассказывает, что Валентин Бондаренко погиб не в космосе, а в сурдокамере во время испытания. А вот те радиосигналы, что слышали братья-итальянцы, действительно были, и шли из космоса.

"На борт были взяты радиопередатчики. Просто записывали голос и смотрели как сигнал будет проходить на Землю. Там были простые позывные: "Прием!", "Как меня слышите?", и т.п. Западные летчики, услышав это, вполне могли подумать, что это говорит человек, хотя на самом деле это говорил магнитофон", - рассказал Андрей Симонов.

Испытания на людях

Так был ли космонавт номер ноль, и кто те люди, имена которых называли крупнейшие зарубежные издания? Почему в них так поверили? А Гагарин – первый, второй или двенадцатый космонавт в мире? Первое журналистское расследование появилось еще летом 1965 года.

"В американских изданиях – до Гагарина летал еще Белоконев, Ледовский, Шиборин, Гусев, Завадовский – куча фамилий приводилась. И выяснилось, что в 1959 году в журнале "Огонек" была подробная публикация, где давали интервью испытатели скафандров для летчиков, не для космонавтов. И они рассказывали, что испытывали высотные скафандры. И вот американцы взяли фамилии людей из этой группы, и выдали их за космонавтов.
Но вопросы остались. Что на самом деле произошло с Владимиром Ильюшиным?" - сказал Андрей Симонов.

"Он был очень уникальный человек. Он в 1959 году установил мировой рекорд высоты полета на самолете, о нем очень много писали. И вот он в 1960 году неожиданно пропадает из виду. Все было просто: 8 июня 1960 года он попадает в автоаварию по пути из Москвы в Жуковский, и долгое время лечился. Ему в этом году присвоили звание героя Советского Союза, и он приходил на костылях на вручение. И, видимо, кто-то увидел, и пошли сплетни, что он неудачно слетал в космос. Хотя он сам всегда это опровергал" - вспоминает Симонов.

Юрий Гагарин в Большом Кремлевском дворце, 1961 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Евгений Кирюшин тоже из тех, кого называли в числе погибших космонавтов. Его друзья услышали об этом в эфире зарубежной радиостанции.

"Кто-то случайно спросил у меня: "О! А ты живой? Я слышал, ты умер" – "Нет, говорю, живой!", - сказал Евгений Кирюшин.

Кирюшин из тех, кто делал все, чтобы космонавты не погибли. Более 20-ти лет он официально значился то простым лаборантом, то механиком при институте космической медицины. Только в начале 1990-х стало возможно вслух говорить о его работе, и он получил звание героя России.

"Скажем, взрывная декомпрессия, когда проверяли скафандр на взрыв – доли секунды проходит до полной разгерметизации, с земного давления до вакуума – три десятых секунды. Бог знает, что может случиться: может, молнию оторвет, может, шлем, а может, и голову", - пояснил Кирюшин.

Трагедий среди испытателей не счесть, двенадцатикратные перегрузки и экстренное катапультирование выдерживают не многие. Частая травма – перелом позвоночника. До последнего никто не знает, как поведет себя человек в космосе. Считается, что в состоянии невесомости он просто сойдет с ума. У Гагарина вся панель управления кораблем заблокирована. Код находится в специальном конверте, невменяемый пилот не сможет его расшифровать. До последней минуты успех полета под вопросом.

"После ВОВ Международная комиссия запретила проведение экспериментов и испытаний на людях. Но как можно развивать такую новую отрасль как космонавтика, не проводя экспериментов с людьми? Это невозможно, поэтому, несмотря на всякие международные акты, у нас была группа испытателей, которая этим занималась", - рассказал Евгений Кирюшин.

Вадим Лукашевич написал не одну книгу о космонавтике. Он считает, что американцы, распространяя слухи о советских неудачных запусках, не хотели принизить достижения страны Советов. Наоборот, их пугала такая информация. В период холодной войны они пристально следили за русскими. К заседаниям в Конгрессе США по бюджету, Пентагон даже выпускал спецброшюру "Советская военная мощь".

"Запад тогда очень мало принимал информации о Советском Союзе. Вплоть до того, что бы не сказали, откуда стартовали. Мы стартовали с Тюо Тама, а сказали, что с Байконура, а это сотни километров в сторону. И американцы узнали место старта по баллистическим расчетам, посмотрев откуда взлетела ракета. Гагарин - первый человек в космосе, но по правилам международной ассоциации, для того, чтобы зарегистрировать рекорд, он должен был взлететь в корабле, и сесть в корабле. А он на высоте 80 км катапультировался и садился на парашюте отдельно, но когда мы подавали документы на регистрацию рекорда, мы это скрыли. То есть очень многие вещи они додумывали", - сказал Вадим Лукашевич.

Гибель Ивана Ивановича

Лариса Успенская как никто знает тайны космических полетов. Многие годы она заведует архивом первого отряда космонавтов. Здесь хранятся уникальные, еще недавно закрытые документы.

"В 2011 году, когда проходили торжества, юбилейные мероприятия, проводилось массовое рассекречивание документов. Документы архива президента, государственной власти на то время и нашего ведомства были рассекречены. Недавно вневедомственная комиссия рассекретила значительный блок архивов, касающихся первых полетов космических", - рассказала Лариса Успенская.

Самые первые записи архива полета Гагарина сделаны в режиме реального времени Королевым и лично космонавтом сразу после приземления. Гагарин пишет как потерял в невесомости карандаш, как хотел пить, как корабль отклонился от курса.

Конструктор Сергей Королев и первый космонавт Юрий Гагарин, 1961 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Переговоры Гагарина с Землей во время полета американцы запеленговали и разбудили президента, что гонка проиграна" - сказал Вадим Лукашевич.

Между тем, за три недели до этого житель села Корша, что в Западном Казахстане, обнаружил на высокой ели человека в скафандре – он неудачно приземлился с парашютом. Новость о погибшем космонавте быстро облетела округу. Но подойти к нему близко никто не успел: приехали военные и жертва бесследно исчезла.

"Космонавтом номер ноль мы можем назвать только манекена Ивана Ивановича. Совершенно нельзя было предположить, как человеческий организм отреагирует. Те перегрузки, которым подвергались космонавты во время тренировок и испытаний на Земле не могли сравнится с тем, что будет там", - рассказала Лариса Успенская.

Официально, в космос слетали два манекена, прозванные конструкторами в шутку Иванами Ивановичами. Чтобы не пугать людей, на скафандре второго так и напишут: "Макет". Но слухи остановить уже было невозможно.

"ООН только через пятьдесят лет установила, что 12 апреля 1961 - день первого полета человека в космос", - рассказал Виктор Горбатко.

Сегодня за 1 миллион долларов каждый может отправиться в космос. Но стало ли это безопасно? Что до сих пор скрывают космонавты?

"Я волновался, конечно, но страха не было. К сожалению, предыдущий экипаж, когда мы летали на "Алмаз" (военная станция "Салют-5") паниковал, они стали принимать все более остро, что вызвало ухудшение их самочувствия, а это привело к срочной посадке. И даже какое-то время считали, что станция отравлена.

Только за кадром испытатели говорят, что риск в полетах не исчез. Это по-прежнему рулетка, поэтому они и подписывают документы о неразглашении. Их отчеты как секретные файлы хранятся годами.

"В результате каждого полета, не считая сообщений ТАСС, возникает целый комплекс документов. Например, бортовой журнал Гагарина до сих пор не опубликован. Что мы знаем о полетах после Гагарина?" - рассуждает Вадим Лукашевич.

Казалось бы, завеса тайны первых полетов открыта, и кроме собак и манекенов до Гагарина на орбите никто не бывал, но пока не будут рассекречены все документы, эти вопросы будут исследоваться вновь и вновь.

Майор Гагарин справился с заданием. Виктору Горбатко после него удалось трижды побывать в космосе, каждый раз им усложняли миссию.

"Равнины, леса, все это из космоса видно. В мой второй полет, взяв соответствующую аппаратуру, мы могли видеть человека", - вспоминает Виктор Горбатко.

www.m24.ru

Время первых

Первые 108 минут в космосе Юрия Гагарина и первый многосуточный полет Андрияна Николаева, первая женщина в космическом пространстве Валентина Терешкова и первый в истории выход в открытый космос Алексея Леонова. Лучшие отрывки из воспоминаний наших космонавтов — на портале «Культура.РФ».

Юрий Гагарин

Андрей Плотнов. На Родине (Юрий Гагарин). 1982

12 апреля 1961 года с космодрома «Байконур» стартовал космический корабль «Восток-1». На его борту находился старший лейтенант Советского Союза Юрий Гагарин. Летчик-космонавт с позывным «Кедр» произнес перед стартом речь.

«Дорогие друзья, близкие и незнакомые, соотечественники, люди всех стран и континентов! — сказал я. — Через несколько минут могучий космический корабль унесет меня в далекие просторы Вселенной. Что можно сказать вам в эти последние минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется сейчас одним прекрасным мгновением…»

Годы тренировок, отборов, испытаний — и вот он в космосе.

«Корабль вошел на орбиту — широкую космическую магистраль. Наступила невесомость — то самое состояние, о котором еще в детстве я читал в книгах К.Э. Циолковского. Я оторвался от кресла, повис между потолком и полом кабины. Переход к этому состоянию произошел очень плавно. Когда стало исчезать влияние гравитации, я почувствовал себя превосходно. Все вдруг стало делать легче. Все незакрепленные предметы тоже парят, и наблюдаешь их, словно во сне. И планшет, и карандаш, и блокнот... А капли жидкости, пролившиеся из шланга, приняли форму шариков, они свободно перемещались в пространстве и, коснувшись стенки кабины, прилипали к ней, будто роса на цветке».

Юрий Гагарин пробыл в космическом пространстве 108 минут — за это время «Восток» облетел Землю. Обаятельная улыбка Гагарина, поднятая с приветствием рука и его решительное «Поехали!» во всем мире стали символом первого шага человечества в неизвестность.

«Ну куда ты поедешь, — говорили мне в штабе училища, — Оренбург — город хороший. У тебя тут семья, квартира, жена учится... Зачем ломать жизнь?
Но я еще раньше решил — ехать туда, где всего труднее. К этому обязывала молодость, пример всей нашей комсомолии… я чувствовал себя сыном могучего комсомольского племени и не считал себя вправе искать тихих гаваней и бросать якорь у первой пристани».

Андриян Николаев

За четыре дня (11–15 августа 1962 года) на корабле «Восход-3» Андриян Николаев совершил 64 витка вокруг Земли — это был первый многосуточный полет в истории.

«Лифт возносит меня к вершине ракетоносителя. Я занимаю место в корабле и приступаю к проверке бортовой аппаратуры. Докладываю в командный пункт. Слышу голос Гагарина:
— Андрюха, ни пуха ни пера!
— К черту!
До старта остается минута. По могучему корпусу ракеты... пошла живая дрожь. Громыхнули силовые установки. Ракета уносит меня ввысь от земли. С нарастанием скорости все ощутимее перегрузки. На плечи, на все тело наваливается тяжесть».

Читайте также:

Второй раз совместно с космонавтом Виталием Севастьяновым он пробыл на просторах Вселенной еще дольше — почти 425 часов, с 1 по 19 июня 1970 года. Корабль облетел Землю 286 раз. Это был первый в истории космонавтики полет, во время которого на орбите работали без скафандров.

«Летит в космической черноте корабль. В кабине светло. А в иллюминаторах — темень. Только молодой месяц в небе да звезды лениво говорят друг с другом на непознанном землянами таинственном языке. Но нам сейчас не до звезд. У нас начинается работа.
И тут корабль вышел из тени на светлую сторону Земли. Я второй раз на орбите и встретил восход Солнца более спокойно. А Виталий в космосе новичок. И первую космическую зарю он воспринял очень восторженно.
«Андрей, — воскликнул он, беря меня за руку, — посмотри, ух, какая заря справа, потрясающая заря! Смотри, Солнце какое...Оно выходит прямо на меня! Прямо на меня Солнце дует! Красота неимоверная!»
Мне был понятен его восторг, но я все же сказал Виталию: «Еще успеем налюбоваться — впереди столько будет зорь! А сейчас за работу!»

Валентина Терешкова

Амир Мазитов. Чайка. 1964. Ярославский художественный музей

Валентина Терешкова стала не только первой женщиной, побывавшей в космосе, но и единственной, побывавшей там в одиночку.

Свой первый полет в космос тогда еще капитан Терешкова совершила 16 июня 1963 года на корабле «Восток-6» — ее выбрали из пяти претенденток.

«Сколько раз я была свидетельницей того, как невозможное становилось возможным. Услышав последнюю команду, внутренне собралась, напрягла мускулы. Совсем недавно слушала бабушкины сказки о ковре-самолете, затем увидела первый аэроплан, узнала о подвиге первого космонавта и теперь вот сама через секунду взлечу в космос! Как замечательно сказал когда-то К.Э. Циолковский: «Сначала идут мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет. И уж в конце концов венчает мысль». Может, была даже секунда страха, подавленная восторгом. Но хорошо помню: еще до того, как ракета сдвинулась с места, захватило дыхание и сердце неистово заколотилось. Наверное, нечто подобное испытывает солдат в своей первой атаке».

Родным она сказала, что отправляется на соревнования парашютистов, — о том, что Терешкова в космосе, они узнали из новостей по радио. 2 суток 22 часа 50 минут длился полет: корабль совершил 45 оборотов вокруг Земли.

«Прав был Юрий Гагарин, когда однажды в «звездном городке», делясь впечатлениями о своем полете, говорил нам, что при взгляде из космоса чувствуется шарообразность Земли. Он красочно описывал Землю, окруженную ореолом нежно-голубого цвета. Теперь я любовалась этим ореолом, видела, как он плавно темнеет, становится бирюзовым, темно-синим, фиолетовым и переходит в аспидно-черный цвет. Природа не поскупилась, окутав Землю в одежду богатейших расцветок, отороченную голубой каймой. Мне подумалось: хорошо бы наряжать наших девушек в шелка такой цветовой гаммы!»

Алексей Леонов

Алексей Леонов. Над Черным морем. 1966

Спустя пять лет спецподготовки, 18 марта 1965 года отправились в космос более чем на сутки еще два космонавта — Алексей Леонов (позывной «Алмаз-2») и Павел Беляев («Алмаз-1»).

«Есть еще одно имя, которое я всегда вспоминаю с благодарностью. Имя это — Сергей Павлович Королев. Говорить о нем я могу очень долго и тепло. Вся наша жизнь на космической тропе связана с этим человеком. Мы стояли перед нашей ракетой, готовые войти в лифт и подняться к своему кораблю «Восход-2». Было очень много провожающих. Королев был спокойным и добрым. На старте время дорого. Он сказал всего несколько слов:
— Я прошу одно. Ты, Леша, только выйди из корабля и войди в корабль. Пусть солнечный ветер будет тебе попутным».

В ходе полета Алексей Леонов впервые в истории вышел в открытый космос.

«Вот и космическое небо. Я первый вижу космос с миллиардами звезд не из корабля, не из иллюминатора, а через светофильтр скафандра! Люк медленно уходил вверх, все более открывалось окно в космос. Я затаив дыхание наблюдал, как быстро меняется звездная картина на темном космическом небе.
Люк замер, все готово к выходу.
Подлетаем к Черному морю.
В наушниках слышу:
— Леша, начинай выход!
— Понял, я пошел!
«Назвался космонавтом — вылезай в космос», — подумал я.
Было так тихо, что я слышал, как бьется мое сердце. Слышал шум своего дыхания».

Как зафиксировали спортивные комиссары, он пробыл «вне кабины корабля в условиях космического пространства 23 мин. 41 сек.», а вне космического корабля — 12 минут 9 секунд. Потом последовало непростое технически возвращение — сначала на корабль, а затем и на Землю — космонавты приземлились не в рассчитанном специалистами месте, а в пермской тайге. Свои приключения Алексей Леонов описал в мемуарах и книгах для детей с собственными иллюстрациями. А в 2017 году выпустил красочное издание «Время первых. Судьба моя — я сам...», которое экранизировали.

«Первые слова, которые я сказал, шагнув в пустоту (я их не помню, но они записались): «А Земля-то круглая». Но вообще-то космос — это, конечно, гармония. Когда смотришь на фотографии сверхновых взрывов, «схлопывания» галактик, снятые телескопом «Хаббл», — вот это хаос и это страшно. А я увидел, когда вышел в космос, полную цветовую гармонию. По цветам я четко разделил их на колеры Рокуэлла Кента и Рериха. Когда сдвигаешься с Солнца на ночь — это Кент, а в обратную сторону — Рерих. Музыка тоже звучала. На темной стороне Земли, где нет помех, я отчетливо слышал звук своего дыхания и как бьется мое сердце. Эти звуки выстраивались в какое-то музыкальное повествование. Сравнить его можно со звучанием терменвокса, электронными композициями Вячеслава Мещерина».

Георгий Гречко

Георгий Гречко выступает перед детьми из Клуба юных космонавтов. 1982

Космонавт Георгий Гречко совершил несколько полетов в космос — первый в 1975 году на орбитальную станцию «Салют-4». А в 1977–1978 годах вместе с летчиком-космонавтом Юрием Романенко стал первым, кто встретил Новый год на орбите. В течение 13 лет Гречко оставался самым пожилым человеком, который побывал в космосе, — ему на тот момент было 54 года.

«Что самое трудное? Невесомость? Оторванность от Земли, от семьи? Аварийные ситуации? Нет. Самое трудное, как и на Земле, — говорить правду!»

Георгий Гречко был не только космонавтом и исследователем, но и телеведущим, актером и автором нескольких «космических» книг.

«В последнюю ночь перед полетом, перед сном, просто необходимо посмотреть кино. Необходимо успокоиться, отвлечься от мрачных мыслей, от тревоги. Когда медики посоветовали перед сном смотреть веселый фильм — выбор пал на комедию Георгия Данелии «Тридцать три».
Некоторое время ребята смотрели его перед полетами. Но когда появилось «Белое солнце пустыни», то уже «Тридцать три» смотреть не стали. Не прижились и такие яркие, казалось бы, беспроигрышные комедии, как «Бриллиантовая рука» и «Шырли-мырли».
Мы смотрим, как Сухов идет по пустыне и встречает врагов, как он себя ведет. Ты знаешь, что в космосе тебя ждут и перегрузка, и невесомость, и опасность, которая может быть даже смертельной. И ты учишься у красноармейца Сухова, как надо вести себя в опасной ситуации. Не терять присутствие духа, надо сопротивляться до конца, при этом нельзя терять чувство юмора. Этот фильм задает некую линию поведения, учит одновременно не зажиматься и не лихачить. И мы настраиваемся на коллективную работу».

Юрий Усачёв

Юрий Усачёв с портретом Гагарина

Первый полет космонавт уже Российской Федерации, а не Советского Союза совершил в 1994 году: Юрий Усачёв пробыл на орбитальной станции «Мир» 182 суток.

«10 января.
Вот мы и на станции!!!
Стыковка прошла нормально и после обычных проверок герметичности стыка мы открыли люк в модуль «Квант». Там нас уже ждали Василий Циблиев и Сан Саныч Серебров. Это была очень теплая встреча, они преподнесли нам традиционные хлеб-соль на подносе, который они соорудили из крышки контейнера рациона питания. На этом же подносе были три медицинских шприца, наполненные чем-то красным. На шприцах вместо игл были надеты пластиковые соломинки для коктейлей, мы «чокнулись» шприцами, как стаканами, и выдавили содержимое в рот. Вечером Центр управления полетами организовал нам телефонные переговоры с семьями. Это было совсем неожиданно для меня и поэтому приятно. Из разговора с Верой я понял, что у нас дома полно гостей, пришедших поздравить семью со стыковкой. Хорошая традиция и молодцы ребята, что пришли».

Усачёв ежедневно описывал свое космическое путешествие — обыденные вещи, яркие события и экстремальные ситуации — их было немало. Всего он провел в невесомости почти 553 дня, за это время семь раз выходил в открытый космос.

«14/07/94. Прошло 5 дней как мы приземлились!!!
Целых пять дней как мы живем в старых — новых условиях. Вокруг нас много движения, за нами нежно и пристально следит медицина. Это состояние непривычно и хочется сказать всему вокруг нас — замри хоть на мгновение, дай насмотреться. Всего неделю назад мы жили в невесомости жизнью орбитального комплекса, и они смотрят на нас как на пришельцев с другой планеты. Наверное, замечают нашу некоторую отрешенность от земных забот, и правда — я пока еще там — в космосе. В самом начале полета, примерно в течение месяца, не верилось, что это я летаю, что все это происходит со мной. Сейчас происходит обратная адаптация, и люди, окружающие нас, с каждым днем немного меняют отношение к нам — они видят, что мы, в принципе, остались теми же самыми».

Автор: Татьяна Григорьева

www.culture.ru

Космонавты до Гагарина. Разоблачение мифа | Космос

К каждому юбилею исторического полёта Юрия Гагарина в газетах и интернете вновь и вновь появляются «разоблачительные» статьи, что будто бы Гагарин не был первым космонавтом. Обычно они сводятся к перечислению слухов о пилотах, которые якобы летали в космос до Гагарина, но погибли там, поэтому-де их имена засекречены. Откуда же возник миф о жертвах советской космонавтики?

Впервые Советский Союз обвинили в умалчивании гибели космонавтов ещё до полёта Гагарина. В дневнике тогдашнего руководителя отряда космонавтов Николая Каманина есть запись, датированная 12 февраля 1961 года:

После пуска ракеты на Венеру 4 февраля многие на Западе считают, что мы неудачно запустили в космос человека; итальянцы даже будто бы «слышали» стоны и прерывистую русскую речь. Всё это совершенно беспочвенные выдумки. На самом деле мы упорно работаем над гарантированной посадкой космонавта. С моей точки зрения, мы даже излишне осторожны в этом. Полной гарантии успешного первого полёта в космос не будет никогда, а некоторая доля риска оправдывается величием задачи…

Старт 4 февраля 1961 года действительно оказался неудачным, но на борту не было никакого человека. Это была первая попытка отправить исследовательский аппарат к Венере. Ракета-носитель «Молния» вывела его в космос, однако из-за неисправности аппарат остался на околоземной орбите. Советское правительство по заведённой традиции не стало официально признавать неудачу, и в сообщении ТАСС на весь мир было объявлено об успешном запуске тяжёлого спутника и выполнении поставленных при этом научно-технических задач.

Вообще, именно неоправданная во многих случаях завеса секретности, окружавшая отечественную космическую программу, порождала массу слухов и домыслов — и не только в среде западных журналистов, но и у советских граждан.

Впрочем, вернёмся к западным журналистам. Первое сообщение, посвящённое «жертвам красного космоса», опубликовано итальянцами: в декабре 1959 года агентство «Континенталь» распространило заявление некоего высокопоставленного чешского коммуниста о том, что СССР начиная с 1957 года запускает пилотируемые баллистические ракеты. Один из пилотов по имени Алексей Ледовский якобы погиб 1 ноября 1957 года в ходе такого суборбитального запуска. Развивая тему, журналисты упоминали ещё троих «погибших космонавтов»: Сергея Шиборина (якобы погиб 1 февраля 1958 года), Андрея Миткова (якобы погиб 1 января 1959 года) и Марии Громовой (якобы погибла 1 июня 1959 года). При этом женщина-пилот якобы разбилась не в ракете, а испытывая прототип орбитального самолёта с ракетным двигателем.

В тот же период пионер ракетостроения Герман Оберт рассказывал, что слышал о пилотируемом суборбитальном запуске, который якобы состоялся на полигоне Капустин Яр в начале 1958 года и закончился гибелью пилота. Однако Оберт подчёркивал, что знает о «космической катастрофе» с чужих слов и не может ручаться за правдивость сведений.

А агентство «Континенталь» выдавало сенсацию за сенсацией. Итальянские корреспонденты рассказывали то о «лунном корабле», взорвавшемся на стартовом столе мифического сибирского космодрома «Спутникград», то о готовящемся секретном полёте двух советских пилотов… Поскольку ни одна из сенсаций не была подтверждена, сообщениям «Континенталя» перестали доверять. Но у «фабрики слухов» вскоре появились последователи.

В октябре 1959 года в журнале «Огонёк» была опубликована статья об испытателях авиационной техники. Среди них упоминались Алексей Белоконев, Иван Качур, Алексей Грачёв. Газета «Вечерняя Москва» в заметке на аналогичную тему рассказала о Геннадии Михайлове и Геннадии Заводовском. Журналист Associated Press, перепечатавшей материалы, почему-то решил, что на фотографиях в этих статьях изображены будущие советские космонавты. Поскольку впоследствии их фамилии так и не появились в «космических» сообщениях ТАСС, был сделан «логичный» вывод: эти пятеро погибли во время ранних неудачных запусков.

Настоящие Белоконов, Грачёв и Качур на фотографиях из «Огонька» (Фото: Дмитрий Бальтерманц)

Больше того, буйная фантазия журналистов так разыгралась, что для каждого из пилотов придумали отдельную подробную версию гибели. Так, после запуска 15 мая 1960 года первого корабля-спутника 1КП, прототипа «Востока», западные СМИ утверждали, что на его борту находился пилот Заводовский. Он якобы погиб из-за сбоя в системе ориентации, которая вывела корабль на более высокую орбиту.

Мифический космонавт Качур нашёл свою смерть 27 сентября 1960 года во время неудачного запуска очередного корабля-спутника, орбитальный полёт которого должен был состояться во время визита Никиты Хрущёва в Нью-Йорк. По слухам, советский лидер имел при себе модель пилотируемого космического корабля, которую должен был с триумфом показать западным журналистам, если бы полёт прошёл успешно.

Надо признать, советские дипломатические службы сами создали нездоровую атмосферу ожидания какого-то громкого события, намекнув американским журналистам, что 27 сентября произойдёт «нечто потрясающее». Разведка сообщала, что корабли слежения за космическими аппаратами заняли позиции в Атлантическом и Тихом океанах. Советский моряк, сбежавший в тот же период, подтвердил, что готовится космический запуск. Но, постучав кулаком на Генеральной Ассамблее ООН, 13 октября 1960 года Никита Хрущёв покинул Америку. Официальных заявлений от ТАСС не поступало. Разумеется, журналисты тотчас раструбили на весь мир о новой катастрофе, постигшей советскую космическую программу.

Спустя много лет стало известно, что на те дни действительно планировался запуск. Но лететь в космос должен был не человек, а 1М — первый аппарат для изучения Марса. Однако попытки отправить два идентичных аппарата хотя бы на околоземную орбиту, предпринятые 10 и 14 октября, закончились бесславно: в обоих случаях запуск сорвался из-за аварии ракеты-носителя «Молния».

Следующая «жертва космической гонки», пилот Грачёв, погиб, по утверждению западных СМИ, 15 сентября 1961 года. О его ужасной смерти поведала всё та же фабрика слухов «Континенталь». В феврале 1962 года агентство рассказало, что в сентябре 1961-го на космическом корабле «Восток-3» были запущены два советских космонавта: якобы этот старт был приурочен к XXII съезду КПСС и в ходе полёта корабль должен был облететь Луну, но вместо этого «затерялся в глубинах Вселенной».

Космонавт Ильюшин?

Владимир Сергеевич Ильюшин, сын известного авиаконструктора, — ещё одна жертва охотников за сенсациями. В 1960 году он попал в аварию, и его объявили ещё одним «догагаринским космонавтом». Сторонники теории заговора считают, что Ильюшину до конца жизни запрещали рассказывать про свой полёт в космос, потому что он якобы… приземлился на территории Китая. Более нелепого повода отказаться от космического первенства и придумать нельзя. Тем более что Ильюшин не просто не погиб — он дожил до 2010 года и дослужился до генерал-майора.

Могила испытателя Заводовского. Как видно по датам, «погибший космонавт» умер в XXI веке на пенсии

Неудавшийся запуск венерианской станции 4 февраля 1961 года породил новую волну слухов. Тогда впервые заявили о себе братья-радиолюбители Ачилле и Джованни Юдика-Кордилья, построившие под Турином собственную радиостанцию. Они утверждали, что им удалось перехватить телеметрические радиосигналы биения человеческого сердца и прерывистое дыхание умирающего советского космонавта. Этот «инцидент» связывают с именем мифического космонавта Михайлова, якобы погибшего на орбите.

Но и это ещё не всё! В 1965 году братья-радиолюбители поведали итальянской газете сразу о трёх странных трансляциях из космоса. Первый перехват якобы состоялся 28 ноября 1960 года: радиолюбители услышали звуки морзянки и просьбу о помощи на английском языке. 16 мая 1961 года им удалось выловить в эфире сбивчивую речь русской женщины-космонавта. При третьем радиоперехвате 15 мая 1962 года были записаны переговоры троих русских пилотов (двух мужчин и женщины), погибающих в космосе. В записи сквозь треск помех можно было различить следующие фразы: «Условия ухудшаются… почему вы не отвечаете?.. скорость падает… мир никогда не узнает о нас…»

Впечатляет, не правда ли? Чтобы окончательно уверить читателя в подлинности излагаемых «фактов», итальянская газета называет имена погибших. Первой «жертвой» в этом списке был пилот Алексей Грачёв. Женщину-космонавта звали Людмила. Среди троицы, погибшей в 1962 году, почему-то называют только одного — Алексея Белоконева, о котором писал «Огонёк».

В том же году «сенсационную» информацию итальянской газеты перепечатал американский журнал Reader’s Digest. Через четыре года вышла книга «Аутопсия космонавта», написанная патологоанатомом Сэмом Стонебрейкером. В ней автор утверждал, что летал в космос на Gemini 12, чтобы получить образцы тканей мёртвых советских пилотов, покоящихся в корабле на орбите с мая 1962 года.

Вот кто действительно летал в космос до Гагарина — манекен Иван Иваныч. Чтобы его не приняли за труп космонавта, в шлем вставлялась табличка «Макет»

Что касается статьи в «Огоньке», породившую даже не миф, а целую мифологию, то известный журналист Ярослав Голованов, который расследовал истории «догагаринских космонавтов», взял интервью у самого Алексея Тимофеевича Белоконова (именно так, а не Белоконева, как принято у мифотворцев). Вот что рассказал испытатель, которого давным-давно похоронили западные фабрики слухов.

В 50-х годах, задолго до гагаринского полёта, я и мои товарищи, тогда совсем молодые ребята, — Лёша Грачёв, Геннадий Заводовский, Геннадий Михайлов, Ваня Качур, занимались наземными испытаниями авиационной аппаратуры и противоперегрузочных лётных костюмов. Кстати, тогда же были созданы и в соседней лаборатории испытывались скафандры для собачек, которые летали на высотных ракетах. Работа была трудная, но очень интересная.

Однажды к нам приехал корреспондент из журнала «Огонёк», ходил по лабораториям, беседовал с нами, а потом опубликовал репортаж «На пороге больших высот» с фотографиями (см. «Огонёк» № 42, 1959 г. — Я. Г.). Главным героем этого репортажа был Лёша Грачёв, но обо мне тоже рассказывалось, как я испытывал действие взрывной декомпрессии. Упоминался и Иван Качур. Говорилось и о высотном рекорде Владимира Ильюшина, поднявшегося тогда на 28 852 метра. Журналист немного исказил мою фамилию, назвал меня не Белоконовым, а Белоконевым.

Ну, вот с этого все и началось. Журнал New York Journal-American напечатал фальшивку, что я и мои товарищи летали до Гагарина в космос и погибли. Главный редактор “Известий” Алексей Иванович Аджубей пригласил нас с Михайловым в редакцию. Мы приехали, беседовали с журналистами, нас фотографировали. Этот снимок был опубликован в «Известиях» (27 мая 1963 г. — Я. Г.) рядом с открытым письмом Аджубея мистеру Хёрсту-младшему, хозяину того журнала, который нас отправил в космос и похоронил.

Мы и сами опубликовали ответ американцам на их статью в газете “Красная звезда” (29 мая 1963 г. — Я. Г.), в которой честно написали: «Нам не довелось подниматься в заатмосферное пространство. Мы занимаемся испытанием различной аппаратуры для высотных полётов». Во время этих испытаний никто не погиб. Геннадий Заводовский жил в Москве, работал шофёром, в «Известия» тогда не попал — был в рейсе, Лёша Грачёв работал в Рязани на заводе счётно-аналитических машин, Иван Качур жил в городке Печенежин в Ивано-Франковской области, работал воспитателем в детском доме. Позднее я участвовал в испытаниях, связанных с системами жизнеобеспечения космонавтов, и даже после полёта Гагарина был удостоен за эту работу медали «За трудовую доблесть»…

Итак, в списке мифических космонавтов всё-таки попадались люди, работавшие на космическую программу, однако их подлинная жизнь заметно отличалась от журналистских фантазий.

Помимо четвёрки друзей-испытателей, вполне реальной фигурой был, например, Пётр Долгов. Западные СМИ объявили его космонавтом, погибшим во время катастрофы орбитального корабля-спутника 10 октября 1960 года (в действительности в тот день пытались запустить аппарат 1М № 1). Полковник Пётр Долгов погиб значительно позже: 1 ноября 1962 года во время прыжка с парашютом из стратостата, поднятого на высоту 25,5 километров. Когда Долгов покидал стратостат, треснул лицевой щиток гермошлема — смерть наступила мгновенно.

Парашютист-рекордсмен Пётр Долгов действительно погиб, но космос тут ни при чём

Лётчик Анохин летал на ракетоплане, а не на космическом корабле

Я привожу здесь все эти подробности не для того, чтобы поразить читателя или заставить его усомниться в известной нам истории космонавтики. Обзор слухов и мифических эпизодов нужен, чтобы показать, сколь пагубной была для репутации отечественной космической программы политика замалчивания и дезинформации. Нежелание и неумение признавать ошибки сыграли с нами злую шутку: даже когда ТАСС выступал с совершено правдивым заявлением, ему отказывались верить, выискивая противоречия или пытаясь читать «между строк».

Иногда вклад в распространение слухов вносят и сами лётчики-испытатели. Незадолго до своей смерти в 1986 году выдающийся советский лётчик Сергей Анохин обронил в интервью: «Я летал на ракете». Журналисты сразу задались вопросом: когда и на какой ракете он мог летать? Вспомнили, что Анохин с середины 1960-х возглавлял в бюро Сергея Королёва отдел, готовивший к полётам «гражданских» космонавтов. Да и сам входил в состав отряда. Не потому ли, что уже имел опыт «полётов на ракете» в начале 1950-х?.. Но на самом деле задолго до работы на бюро Анохин участвовал в испытаниях ракетоплана и крылатой ракеты и, скорее всего, имел в виду именно это.

Джеймс Оберг, один из разоблачителей этой «теории заговора»

Все слухи о советской космонавтике, мелькавшие в западной прессе начиная с середины 1960-х годов, взялся систематизировать американский эксперт по вопросам космической техники Джеймс Оберг. На основании собранного материала он написал статью «Фантомы космоса», впервые опубликованную в 1975 году. Ныне эта работа дополнена новыми материалами и выдержала множество переизданий. Имея славу убеждённого антисоветчика, Оберг тем не менее весьма скрупулёзен в отборе сведений, касающихся секретов советской космической программы, и очень осторожен в выводах. Не отрицая, что в истории советской космонавтики много «белых пятен», он делает заключение, что байки о космонавтах, погибших во время старта или на орбите, неправдоподобны. Всё это плоды фантазии, разгорячённой режимом секретности.

Советские космонавты действительно погибали — и до полёта Гагарина, и после него. Вспомним их и склоним головы перед Валентином Бондаренко (погиб на Земле, так и не слетав в космос, 23 марта 1961 года из-за пожара на испытаниях), Владимиром Комаровым (погиб 24 апреля 1967 года из-за катастрофы при посадке корабля «Союз-1»), Георгием Добровольским, Владиславом Волковым и Виктором Пацаевым (погибли 30 июня 1971 года из-за разгерметизации спускаемого аппарата корабля «Союз-11»). Однако в истории советской космонавтики не было и нет тайных трупов.

Фантастический псевдодокументальный фильм «Первые на Луне» пародирует миф о пропавших космонавтах. В нём СССР посылает космонавта аж на Луну и аж при Сталине

Для циников, которые не верят документам, мемуарам и дневникам, а опираются на «логику» и «здравомыслие», приведу циничный, но абсолютно логичный довод. В условиях космической гонки не имело значения, вернётся первый космонавт на Землю или нет, — главным было объявить о своём приоритете. Поэтому, если бы на корабле-спутнике 1КП находился пилот Заводовский, как нас пытаются уверить безответственные авторы, именно Заводовский был бы объявлен первым космонавтом планеты. Разумеется, его оплакивал бы весь мир, но советский человек всё равно первым побывал бы в космосе, и это главное.

Готовность правительства СССР к любому исходу полёта подтверждают и рассекреченные документы. Я приведу здесь фрагмент записки, направленной в ЦК КПСС 30 марта 1961 года от имени лиц, занятых в космической программе:

Считаем целесообразным публикацию первого сообщения ТАСС сразу после выхода корабля-спутника на орбиту по следующим соображениям:

а) в случае необходимости это облегчит быструю организацию спасения;
б) это исключит объявление каким-либо иностранным государством космонавта разведчиком в военных целях…

А вот другой документ на ту же тему. 3 апреля ЦК КПСС принял постановление «О запуске космического корабля-спутника»:

1. Одобрить предложение <…> о запуске космического корабля-спутника “Восток-3” с космонавтом на борту.
2. Одобрить проект сообщения ТАСС о запуске космического корабля с космонавтом на борту спутника Земли и предоставить право Комиссии по запуску в случае необходимости вносить уточнения по результатам запуска, а Комиссии Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам опубликовать его.

Как решили, так и сделали. Сообщение ТАСС, посвящённое первому полёту человека в космос, прозвучало ещё до того, как Гагарин вернулся на Землю. Он мог погибнуть при спуске — и 12 апреля всё равно стало бы Днём космонавтики.

www.mirf.ru

полёт Гагарина 12 апреля 1961 года

Легендарный первый полёт человека в космос, осуществлённый 12 апреля 1961 года — великое событие не только для СССР и его правопреемницы России, но и для всего мира. В этом раунде космической гонки СССР безоговорочно выиграл у своего главного конкурента — США. Но как осуществлялась подготовка и сам полёт? и Что было после того, как Гагарин пролетел над нашей землёй и приземлился обратно? Всё это, безусловно, по-прежнему вызывает интерес у многих людей.

Как осуществлялась подготовка

К отправке человека в космос ведущие советские специалисты готовились очень тщательно. Претенденты на роль первого космонавта (изначально их было 20) не являлись самыми лучшими асами, но в этом и не было необходимости — их отбирали по другим параметрам. Королёву, главному конструктору корабля-спутника «Восток-1» и пионеру практической космонавтики, требовался лётчик до тридцати лет, весом до семидесяти двух килограмм и ростом до ста семидесяти сантиметров, имеющий великолепное психофизическое здоровье.


Гагарин в Центре подготовки космонавтов: Королёву требовался кандидат с идеальным здоровьем

Такие требования были продиктованы сложностью космических полётов и конструкцией кабины модуля «Восток-1» — в ней помещался только один человек с определёнными данными. Плюс ко всему было необходимо, чтобы космонавт был настоящим коммунистом, а не беспартийным.

При конструировании «Востока» было придумано несколько простых, но весьма эффективных решений, которые потом использовались и на других космических ракетах. Сделать некоторые вещи в срок не получилось, и, например, по этой причине было принято решение не вставлять сюда систему аварийного спасения при старте. Вдобавок ко всему из конструкции уже строящегося корабля удалили вторую тормозную систему, дублирующую первую. Отказ от неё обосновали тем, что «Востока-1», войдя на не слишком высокую орбиту (до 200 километров), всё равно в течение десяти суток слетел бы с неё из-за торможения о высшие атмосферные слои и возвратился бы обратно на нашу планету. И систем жизнеобеспечения на корабле-спутнике тоже хватало максимум на десять суток.


«Восток-1» в открытом космосе (художественное изображение)

Сергей Королёв хотел как можно быстрее запустить в космическое пространство свой аппарат, ведь имелась информация, что Штаты планируют осуществить нечто аналогичное уже во второй половине апреля 1961 года. Сначала из 20 претендентов выбрали 6, а окончательное решение, кто именно должен лететь, приняли на одном из заседаний госкомиссии — была одобрена кандидатура Юрия Гагарина (дублёром назначили Германа Титова). А в качестве даты для запуска «Востока-1» было выбрано 12 апреля.

Биография Гагарина до дня полёта

Юрий Алексеевич Гагарин появился на свет 9 марта 1934 года в обычной семье рабочих. Большую часть детства он провёл в городке Гжатске (теперь этот город в Смоленской области называется Гагарин) и соседних деревнях, пережил, будучи маленьким мальчиком, фашистскую оккупацию. В октябре 1955 года Гагарина призвали в вооружённые силы и направили в Чкалов (этот город сегодня называется Оренбург) в местное авиационное училище. Учился Гагарин у лётчика Ядкара Акбулатова, который в то время считался одним из лучших специалистов в своей сфере.


Юрий Гагарин во времена своей учёбы в Оренбургском высшем авиационном училище

В учёбе Юрий по всем предметам имел весьма высокие оценки и его даже назначили помощником командира взвода. Но при этом он никак не мог в совершенстве овладеть посадкой — нос самолёта всё время немного клонился вниз. В один момент из-за этого было даже принято решение отчислить его. Но Гагарин умолял дать ему ещё шанс, заявлял, что не представляет свою жизнь без неба. В итоге ему удалось осуществить идеальную посадку. В октябре 1957 года документ об окончании училища всё-таки был выдан Юрию Гагарину.

Затем он два года служил в истребительном авиаполку под Мурманском. А в конце 1959 года его включили в список кандидатов в космонавты и попросили приехать в столицу на медкомиссию. К этому времени он имел звание «старлея» (старшего лейтенанта).

Вероятность успеха запуска не была стопроцентной

Факт запуска «Востока-1» никак не освещался заранее — власти стремились обеспечить секретность. И вообще у многих были сомнения в успехе этого полёта — об этом говорят многие факты. Например, известно, что накануне полёта Гагарин написал жене и детям трогательное прощальное письмо. Но так как он всё-таки смог вернуться обратно на Землю, в тот день письмо адресатам не показали. Лишь после гибели космонавта в 1968 году его передали жене.


Гагарин с женой и одной из дочек

А ТАСС (главное информационное агентство Советского Союза) заготовило заранее, ещё перед 12 апреля, три разных сообщения об этом полёте: на случай успешного его завершения, на случай поисков космонавта за рубежом и на случай летальной катастрофы.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что до апрельского полёта «Востока-1» уже было произведено шесть тестовых стартов и три из них завершились трагедиями. 15 мая 1960 года поднятый на орбиту корабль-спутник из-за неполадок в ориентационной системе не смог спуститься к земле — он летает вокруг нашей планеты и сейчас. В сентябре 1960 года непосредственно при взлёте произошёл взрыв ракеты, на её борту находились две собаки. Запуск от 1 декабря начинался неплохо: собаки Пчёлка и Мушка поднялись, как было задумано, на орбиту. А вот спусковая траектория в конце полёта оказалась неправильной — корабль с животными внутри него взорвался и полностью сгорел.

Легендарный полёт: 108 минут, которые изменили историю

«Восток-1», пилотируемый Юрием Гагариным, стартовал с Байконура 12 апреля 1961 года в 09:07 (время московское). Руководителем старта являлся ракетный инженер Анатолий Кириллов — он давал команды по стадиям пуска ракеты и осуществлял контроль за их выполнением, следя за ситуацией из командной рубки.


Взлёт ракеты-носителя утром 12 апреля 1961 года

Как только ракета-носитель начала подъём, Гагарин сказал то самое знаменитое слово: «Поехали!». В целом ракета-носитель исполнила свои функции без каких-либо проблем. Лишь на заключительной стадии не сработала система, отвечающая за отключение двигателей третьей ступени. Двигатели выключились лишь после того, как сработал дублирующий механизм. К этому моменту корабль-спутник уже находился на сто километров выше запланированной орбиты.

Гагарин, будучи на орбите, рассказывал о собственных наблюдениях. Он в окно иллюминатора смотрел на Землю с её облаками, горами, океанами и реками, видел облака и атмосферу из черноты космоса, Солнце и далёкие звёзды. Ему понравился открывшийся ему вид нашей планеты. Он даже призвал людей хранить эту красоту, а не разрушать её. Больше всего Гагарина впечатлила линия горизонта — она отделяла земной шар от очень чёрного неба.


Гагарин первым увидел Землю из космоса и восхитился её красотой

Гагарин также провёл несколько экспериментов: поел, выпил воду, сделал пару записей простым карандашом. В какой-то момент он отпустил карандаш, и тот сразу же начал уплывать от него. Гагарин пришёл к выводу, что подобные вещи в невесомости следует фиксировать.

До полёта оставалось загадкой, как психика человека может отреагировать на условия космоса, поэтому внутри корабля была реализована особая защита от умопомешательства пилота. Чтобы управлять кораблём, Гагарин должен был перейти на ручное управление. А для этого ему необходимо было открыть конверт с одним листочком, на котором была записана математическая задача. Только решив её, можно было узнать код доступа к панели управления.

В целом полёт прошёл спокойно, серьёзных нештатных ситуаций не случилось. Длительность этого полёта составила 108 минут, за это время корабль-спутник сделал один-единственный оборот вокруг земного шара.

Но при возвращении на Землю, во время посадки, тормозная система немного подвела и произошло небольшое отклонение от курса.

На высоте семи километров в полном соответствии с планом Гагарин осуществил катапультирование, после чего модуль и космонавт в скафандре стали спускаться вниз на двух разных парашютах (этот способ посадки использовался, кстати, и в других пяти ракетах «Восток»). Регулируя парашютные стропы, космонавт смог избежать попадания в прохладные воды Волги и приземлился на берегу. Так закончился этот космический полёт.


Капсула «Востока-1» после приземления

После полёта

После приземления Гагарина случайно встретили жена лесничего и её внучка — они просто прогуливались в этих местах. Затем в районе приземления появились военные — они доставили пилота-космонавта в военную часть. Здесь он вышел на связь с командованием и сообщил, что поставленная перед ним задача выполнена.

Как только об этом стало известно Хрущёву, он позвонил министру обороны Малиновскому. В ходе разговора Хрущёв попросил о том, чтобы Гагарину как можно быстрее было присвоено звание майора. И, кстати, в сообщениях ТАСС от 12 апреля фигурировал уже майор Юрии Гагарин. А вот сам космонавт узнал о своём новом звании лишь после приземления. А ещё чуть позднее ему присвоили звание «Герой Советского Союза».

Изначально не планировалось никаких празднеств, связанных с появлением Гагарина в Москве. Но внезапно планы переменились, в спешном темпе была организована торжественная встреча. На самолёте Ил-18 космонавт прибыл в столичный аэропорт Внуково, где его уже ожидала восторженная толпа, представители СМИ, первые лица советского государства. Далее Гагарина повозили по главным улицам Москвы в автомобиле ЗИЛ с открытым верхом. Гагарин ехал стоя и приветствовал тех, кто пришёл его встречать. Со всех сторон звучали поздравления, многие принесли с собой плакаты. Какой-то мужчина даже пробрался сквозь выставленное оцепление и передал Гагарину цветы.


Гагарин едет по Москве на машине с открытом верхом

Потом на Красной площади космонавт, пройдя по красной ковровой дорожке, доложил об успешном полёте Никите Хрущёву. Некоторые люди, смотревшие эту кинохронику, обратили внимание на развязанный шнурок на Гагаринском ботинке. Эта забавная деталька сделала космонавта ещё более любимым в народе.

Легендарные кадры Гагарина в увесистом шлеме, говорящего «Поехали», были сняты не перед самим запуском, а значительно позже — то есть это чистой воды имитация. 12 апреля никому из главных участников запуска было не до съёмок. Потом эти кадры решили воссоздать — Юрий Гагарин и Сергей Королёв перед камерами повторили всё, что говорили и делали в утро перед запуском.


Юрий Гагарин и Сергей Королёв (на переднем плане)

Этот космический полёт привлёк внимание людей со всего земного шара, а Гагарин стал знаменитостью международного, общепланетарного масштаба. По приглашениям первых лиц других государств он посетил приблизительно три десятка стран. Много поездок космонавт осуществил и по территории Советского Союза. Интересно, что в шестидесятые годы прошлого века наиболее популярным мужским именем в СССР стало имя Юрий. Многие пары захотели назвать детей в честь человека, летавшего в космос.


Гагарин выступает перед аудиторией: на него восторженно смотрит итальянская актриса Джина Лоллобриджида

В шестидесятые годы Гагарин вёл заметную общественную деятельность, трудился в Центре подготовки космонавтов, в планах у него был второй космический полёт...

Однако 27 марта 1968 года Гагарин неожиданно и преждевременно погиб в авиакатастрофе во Владимирской области. Он разбился, когда вместе с инструктором Владимиром Серёгиным осуществлял плановый полёт на самолёте МиГ-15УТИ. Обстоятельства катастрофы не выяснены до конца и по сей день. Просто с МиГом пропала связь, а затем его обломки нашлись в нескольких десятках километров от аэродрома.

В связи со смертью Гагарина в Советском Союзе объявили траур. В честь лётчика-космонавта были названы населённые пункты, отдельные проспекты, переулки и улицы. Вдобавок ко всему в разных уголках Земли было открыто огромное количество памятников и скульптур, посвящённых Гагарину.


Марка 1984 года с изображением Юрия Гагарина

Значение полёта Гагарина на «Востоке-1»

Данный полёт, безусловно, открыл новую эпоху — эпоху освоения человечеством ранее неизведанных и поражающих своими масштабами космических просторов. Как далеко зайдёт это освоение, чего мы сможем достичь на этом пути, пока не очень ясно. К примеру, сейчас ведутся разговоры о колонизации Луны и Марса.

Но нет сомнений, что этот путь начался 12 апреля 1961 года. И вполне закономерно, что каждый год именно в этот весенний день отмечается такой праздник, как День Космонавтики.


С полёта Гагарина началась история освоения космоса человеком

Навсегда советский гражданин Юрий Гагарин будет в нашей памяти и памяти наших потомков первым человеком, оказавшимся в космосе. Этот статус и это звание у него никто никогда не отберёт.

Документальный фильм «Звезда по имени Гагарин» 

knowhistory.ru

Через тернии в пропасть. Трагедия сменщика Юрия Гагарина

7 марта 1960 года был сформирован первый отряд космонавтов. Зачисленные в него 12 человек, к которым позднее прибавилось ещё восемь, были отобраны из трёх с половиной тысяч советских лётчиков и прошли через множество тестов и испытаний, прежде чем попали в этот секретный отряд. Позднее из 20 потенциальных космонавтов по результатам новых тестов отобрали шестерых. Именно им предстояло стать первыми советскими космонавтами. В этой группе были Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Валерий Быковский и Павел Попович, совершившие первые полёты в космос.

Но был в этой группе человек, чьё имя не так широко известно: Григорий Нелюбов. В своё время он считался третьим в первой группе космонавтов и был запасным во время первого в истории полёта Гагарина. Но в космос Нелюбов так никогда и не попал. 

Советская космическая программа разрабатывалась в условиях строжайшей секретности. Будущих первопроходцев космоса решено было набирать из числа лётчиков истребительной авиации. Весной 1959 года начался отбор. Были тщательно исследованы личные дела всех советских лётчиков истребительной авиации, в результате из трёх с половиной тысяч человек решено было привлечь к испытаниям лишь 347. 

С этими людьми проводили собеседования прямо по месту службы. Разумеется, во избежание утечек, никто не говорил им о том, что от них требуется, не сообщал никаких подробностей, ведь программа была строго секретной. Лётчиков просто спрашивали, не хотят ли они послужить Родине особым образом и принять участие в испытаниях новейшей техники. 

Кроме того, на первом этапе лётчики должны были соответствовать нескольким критериям: быть не старше 35 лет, иметь рост не более 175 сантиметров, поскольку космонавта большего роста было проблематично разместить на корабле "Восток". 

По результатам собеседований была отобрана группа из 206 лётчиков. Их предстояло подвергнуть беспрецедентно глубокому медицинскому обследованию, а также подготовительным тестам. 72 человека передумали участвовать в испытаниях. Столь серьёзное медицинское обследование могло выявить у них какие-то противопоказания к полётам, и им пришлось бы попрощаться со своей работой. 

Оставшиеся прошли тестовые испытания. К концу проверок из первоначальной группы осталось 29 человек. 7 марта 1960 года в состав первого отряда было зачислено 12 человек, наиболее способные из группы, им и предстояло готовиться к первым полётам. Чуть позже к этой группе добавили ещё восьмерых. 

Эти первые 12 человек, зачисленные в отряд космонавтов, стали пионерами космоса. Гагарин, Леонов, Титов, Горбатко, Шонин, Быковский, Аникеев, Волынов, Николаев, Комаров, Попович — все они побывали в космосе, а Нелюбов нет. 

Летом 1960 года, после переезда группы в Звёздный Городок, началась практическая подготовка к полёту. Из всей группы было отобрано шесть человек, один из которых должен был стать первым человеком, побывавшим в космосе, а другие — последовать за ним. В эту группу вошли Гагарин, Титов, Нелюбов, Быковский, Николаев и Попович. 

На протяжении полугода шестеро космонавтов готовились к полёту. Наконец в январе 1961 года все они успешно сдали экзамены и были зачислены на должности космонавтов. Теперь предстояло распределить роли и определить, кто станет первым. 

Специалисты до сих пор спорят, почему именно Гагарин был выбран на роль первого космонавта, ведь они с Титовым показали примерно одинаковые результаты, а Титов был даже предпочтительнее, ведь была очень велика вероятность неудачного полёта (на всякий случай даже были заранее заготовлены траурные сообщения о гибели первого космонавта), а у Титова не было детей, тогда как у Гагарина уже подрастали две дочери. Не исключено, что Королёв выбрал Гагарина благодаря его харизме. В случае успешного полёта советский космонавт превратился бы в самого узнаваемого человека на планете Земля и своеобразного посла Советского Союза в мире, и с этой точки зрения обаятельный и улыбчивый Гагарин, который вызывал у всех симпатию, был предпочтительнее сосредоточенного Титова. 

Так или иначе, но за две недели до первого полёта выбор был сделан. Гагарин становится командиром первого отряда космонавтов. Дублёром Гагарина назначается Герман Титов. Он должен был лететь в космос, если бы в день старта что-то случилось с Гагариным. Запасным космонавтом был назначен Григорий Нелюбов. Если бы и Титов почувствовал себя плохо, то в космос полетел бы именно он. Таким образом, в своеобразной иерархии отряда он считался космонавтом № 3 и даже получил соответствующее удостоверение. Поскольку у всех троих имелся шанс полететь в космос 12 апреля (хотя у Гагарина он, конечно, был выше остальных), все они заранее записали специальное обращение к советскому народу и вместе сфотографировались на Красной площади. 

Григорий Нелюбов родился в 1934 году, по одним данным, в Крыму, по другим — в Запорожье. С Гагариным они были ровесниками — Титов был на год младше. Как и Гагарин, Нелюбов служил в морской авиации, тогда как Титов в авиации ПВО. Но если Гагарин служил "у чёрта на куличках" — в Мурманской области (в составе ВВС Северного флота), — то Нелюбов был лётчиком 966-го авиаполка 127-й Истребительной авиадивизии ВВС Черноморского флота. 

К моменту отбора Гагарин имел два года стажа лётчика-истребителя, а Нелюбов — почти три. Титов же служил в частях ПВО в Ленинградской области и тоже имел двухлетний опыт. 

12 апреля 1961 года состоялся первый полёт человека в космос. Нелюбов в качестве запасного космонавта присутствовал на космодроме вместе с Титовым (однако в скафандр не облачался) и позднее, как запасной Гагарина, был награждён орденом Красной Звезды. Пока шли чествования Гагарина началась подготовка космонавта № 2 — Титова. Ему предстояло провести на орбите сутки. В августе 1961 года Титов благополучно побывал в космосе и вернулся на Землю. Следом должен был лететь космонавт № 3, Григорий Нелюбов, который начал интенсивную подготовку к полёту, но вмешались обстоятельства. 

Космонавта № 3 словно преследовал какой-то злой рок. Каждый раз, когда он был близок к полёту, обстоятельства складывались так, что он в итоге оставался на земле. После полёта Титова Нелюбов на протяжении нескольких месяцев готовился к своему полёту, поскольку ему предстояло установить рекорд пребывания человека на орбите и отправиться в космос на трое суток. 

В Звёздный Городок специально к нему приезжали корреспонденты для съёмок третьего советского космонавта и его супруги, материалы которых потом планировалось показать в прессе после успешного завершения его миссии. Но неожиданно в дело вмешалась политика, невольным заложником которой оказался космонавт. 

В Кремле после двух успешных запусков подумали и решили: а что это мы запускаем по одному человеку по одинаковой программе? Этим уже не удивишь весь мир. Надо придумать что-то новое, чтобы продолжать демонстрировать высокую планку. Давайте запустим в космос сразу несколько человек — устроим групповой полёт. 

В итоге планировавшийся на конец 1961 года полёт Нелюбова сначала был перенесён на весну 1962 года, а затем вообще отменён. Вместо этого началась подготовка к запуску сразу двух кораблей, которые будут одновременно находиться на орбите и поддерживать связь друг с другом. 

Для этого полёта была отобрана группа из семи космонавтов, в которую вошёл и Нелюбов. Но известие об отмене полёта и необходимость начинать всю подготовку сначала, по всей видимости, стали для него сильным ударом. В ходе очередных испытаний на центрифуге Нелюбов показал не лучшие результаты и временно был отстранён от подготовки по состоянию здоровья. Вместо него в космос отправились Андриян Николаев и Павел Попович. 

А после них решено было впервые отправить в космос женщину. В этом был пропагандистский расчёт. В начале 60-х в западных странах женщины ещё играли традиционную роль: сидели дома, готовили мужу, воспитывали детей, — а тут Советский Союз отправляет женщину в космос — мощный ход. С отобранной для полёта Терешковой на другом корабле должен был лететь мужчина. Им в итоге оказался Быковский, а Нелюбов из-за мелкого инцидента попрощался с мечтой о звёздах. 

В конце марта 1963 года в станционном буфете на Чкаловской выпивали двое членов отряда — Аникеев и Филатьев. В Звёздном алкоголь не продавался, поэтому за ним пришлось идти на станцию. Нелюбов в это время был в отпуске и зашёл на станцию за шампанским. По одной версии, он присоединился к товарищам и пил с ними пиво, по другой — просто не успел уйти. Аникеев и Филатьев затеяли соревнование по армрестлингу, в ходе которого в пылу борьбы уронили со стола посуду. Разгневанная буфетчица вызвала военный патруль, который незамедлительно явился в буфет. 

Патруль попытался забрать Аникеева и Филатьева, однако Нелюбов решил их отстоять на правах самого трезвого. Разговор быстро перешёл на повышенные тона, и всех троих забрали в комендатуру, где заведённый Нелюбов наговорил лишнего ещё и офицеру. Тот разгневался и пообещал отослать рапорт о непотребном поведении космонавтов "наверх". 

Об инциденте стало известно, но его попытались решить своими силами. Космонавты договорились, что Нелюбов извинится перед офицером, а тот не даст хода рапорту. Однако Нелюбова, что называется, "замкнуло" и он наотрез отказался извиняться: дескать, они грубо и вызывающе себя вели, а извиняться мне? За что? В итоге рапорт ушёл в Москву, и хотя многие космонавты были против отчисления всех троих, руководство в Москве было непреклонно: всех отчислить. 

Начальник подготовки космонавтов Николай Каманин, человек очень жёсткий и суровый, отслуживший практически "от Ильича до Ильича" и ставший одним из первых героев СССР за спасение "челюскинцев", так вспоминал о ситуации с отчислением космонавтов:

"Заходил и Герман Титов. Я спросил его, как он относится к делу Нелюбова, Аникеева и Филатьева. Герман ответил, что ему жаль Нелюбова, что на ребят наговорили много лишнего. Тогда я сказал Титову, что факт захода в забегаловку и выпивки несовместим со званием космонавта <…> Нелюбов, Аникеев и Филатьев уже не первый раз замечаются в выпивках. Двое последних не представляют ценности как космонавты, и этот случай даёт нам законное право освободиться от них. Нелюбов входил в первую "гагаринскую" шестёрку и одно время был кандидатом на третий или четвёртый полёт, но потом показал не лучшие результаты на центрифуге и отошёл на второй план. В данном происшествии он повинен меньше других (был в гражданской одежде и пытался уговорить товарищей пораньше уйти). Вершинин, Руденко, Рытов и Одинцов за увольнение из космонавтов всех троих. Гагарин считает, что нужно уволить только Филатьева, а Нелюбова и Аникеева следует строго наказать, но в центре оставить. Я за увольнение из центра Филатьева и Аникеева и за попытку последний раз проверить Нелюбова, бывшего совсем недавно одним из лучших космонавтов первого набора <…> Главком подписал приказ об отчислении из космонавтов Филатьева, Аникеева и Нелюбова и приказал мне поехать в центр и лично объяснить всем офицерам, что этот вопрос обсуждался на военном совете ВВС, все члены которого высказались за их увольнение <…> Валерий (Быковский. — Прим. ред.) и Валя (Терешкова. — Прим. ред.) просили меня пересмотреть решение об отчислении из отряда Нелюбова, Аникеева и Филатьева. По этому вопросу вся шестёрка космонавтов говорила с Вершининым (главнокомандующий ВВС. — Прим. ред.). Главком передал мне их просьбу и просил подумать, что мы можем предпринять. Я честно и прямо ответил и космонавтам и главкому: "Если Нелюбов через год получит отличную аттестацию, то я не буду возражать против его возвращения в отряд, но для Филатьева и Аникеева путь в космос закрыт". 

После отчисления из отряда космонавтов Нелюбов был переведён на Дальний Восток. Откровенно говоря, Нелюбов угодил на самый край земли, в таёжную глушь — его местом службы стала деревня Кремово Михайловского района Приморского края. Несколько домов, в которых жили лётчики и обслуживающий персонал, аэродром и несколько десятков километров до ближайшего города — контраст с прежней жизнью космонавта и кремлёвскими приемами, конечно, был невероятный. Несомненно, это стало тяжёлым ударом и для самого Нелюбова, и для его супруги. 

Тем не менее Нелюбов ещё надеялся, что сможет вернуться. Ведь перед отчислением его обнадёжили, что через год ему дадут шанс реабилитироваться. В некоторых источниках сообщается, что Нелюбов после отчисления сломался и запил, но это не так. Во-первых, его бы просто не подпустили к полётам, если бы он увлёкся алкоголем, а во-вторых, ему удалось в кратчайшие сроки освоить новейший истребитель МиГ-21, что было совсем не просто сделать после трёхлетнего перерыва в пилотировании. 

Он пытался перевестись в лётчики-испытатели, даже сдал экзамен на отлично, однако в последний момент ему отказали — видимо, испугавшись возможных проблем, памятуя об инциденте на Чкаловской. 

Так прошёл год, затем второй. Поезд Нелюбова стремительно уходил. В отряде космонавтов готовили к полётам уже совсем других людей, с каждым месяцем вернуться было всё труднее. К тому же Каманин отнюдь не горел желанием возвращать проштрафившегося космонавта. Дело в том, что во времена первых космонавтов их профессия была не просто профессией, пусть и престижной, это была привилегия, и очень серьёзная. Космонавтам позволялось быть звёздами и затмевать собой даже партийных деятелей. Они шутили на кремлёвских приёмах, путешествовали по заграничным странам, встречались с первыми лицами государств, они как бы олицетворяли собой идеального советского человека и преимущества социалистического строя, позволившие человечеству прорваться в космос. 

Конечно, Гагарину и первым космонавтам позволялось многое из того, за что простого члена отряда космонавтов могли серьёзно одёрнуть, но Гагарин уже был живой легендой — он одним своим существованием делал больше, чем все советские дипломаты вместе взятые. А вот с ещё не летавших в космос спрос был совсем другой, прощать им даже мелкие прегрешения не собирались. 

У Нелюбова оставался последний шанс: добиться встречи с Королёвым и попросить его о возвращении в отряд. Слово Королёва тогда имело значительный вес, к тому же сам Королёв хорошо относился к Нелюбову и считал его одним из самых талантливых в отряде (поэтому он и стал космонавтом № 3). Ему удалось договориться о встрече, которая была назначена на февраль 1966 года. 

Но эта встреча так и не состоялась. 14 января отец советской космической программы умер во время операции. Рухнула последняя надежда Нелюбова полететь к звёздам. Космонавту предстояло навсегда распрощаться с мыслями о славе и почёте, о нём не сообщат газеты, его не наградят в Кремле, он не станет знаменитым на весь СССР, ему, человеку, которому до мечты оставалось сделать всего один шаг, теперь предстояло провести остаток жизни в таёжном гарнизоне на краю света — и это после трёх лет непрерывных изнурительнейших тренировок (первых космонавтов очень сильно нагружали на тестах, поскольку ещё не знали, как тело человека поведёт себя в космосе). 

Это окончательно надломило Нелюбова. Последние три недели жизни он находился в тяжелейшей депрессии и начал выпивать. 18 февраля 1966 года он ушёл из дома и больше не вернулся. Вскоре его тело было обнаружено на железной дороге. Космонавт № 3 попал под поезд. По общему мнению большинства исследователей, Нелюбов покончил с собой. 

Космонавт № 3 оказался единственным из первой отобранной шестёрки, кто так и не побывал в космосе. Он был в шаге от того, чтобы стать живой легендой, но в итоге почти на четверть века был забыт. Советская космическая программа была строго засекречена, и лишь во время перестройки, на волне политики гласности, информация о запасном Юрия Гагарина стала известна.

life.ru

История первого отряда. Из 20 кандидатов в космонавты полетели только 12 | История | Общество

7 марта 1960 года в отряд советских космонавтов были официально зачислены 12 первых кандидатов на полёт в космос.

Секретный отбор

Вопрос о подготовке первого полёта человека в космос перешёл в практическую фазу после первых успешных запусков советских спутников.

Решение об отборе кандидатов и их подготовке было принято ЦК КПСС и Советом Министров СССР в 1959 году.

После совещаний медиков и конструкторов космической техники было решено, что отбор кандидатов будет проводиться среди военных лётчиков-истребителей, поскольку их здоровье, выносливость и профессиональная подготовка наиболее подходили для новой задачи.

Первоначальный отбор проводился в воинских частях по всему Советскому Союзу. Кандидатам, которые заинтересовывали специалистов, не сообщали, что им предстоит, говоря лишь об «испытаниях новой техники».

Заключительный отбор проводился на базе Центрального военного научно-исследовательского авиационного госпиталя специальной группой медиков. Требования к здоровью предъявлялись чрезвычайно жёсткие. Мало того, у некоторых кандидатов при дополнительных исследованиях находили болезни, которые лишали их не только работы с «новой техникой», но и дальнейшей службы в военной авиации. Часть кандидатов, узнав об этом, предпочла не искушать судьбу и спокойно вернуться в свои подразделения.

11 января 1960 года была создана войсковая часть 26266, которая впоследствии стала известна как Центр подготовки космонавтов.

12 и 8

В первой группе американских астронавтов было всего семь человек. Планы советского конструктора Сергея Королёва были значительно масштабнее, поэтому в первом отряде космонавтов оказалось 20 человек, прошедших строжайший отбор.

7 марта 1960 года в отряд были зачислены первые 12 кандидатов в космонавты: Иван Аникеев, Валерий Быковский, Борис Волынов, Юрий Гагарин, Виктор Горбатко, Владимир Комаров, Алексей Леонов, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Павел Попович, Герман Титов и Георгий Шонин. Позднее к ним при соединились ещё восемь: Евгений Хрунов, Дмитрий Заикин, Валентин Филатьев, Павел Беляев, Марс Рафиков, Валентин Бондаренко, Валентин Варламов и Анатолий Карташов.

Числа «12» и «8» в истории первого отряда весьма символичны: 12 из его членов поднялись в космос, а 8 так и остались на Земле.

В первый отряд отбирались лётчики не старше 35 лет, ростом не выше 170 см и весом не более 70 кг.

Когда отряд был набран, встал вопрос, который сегодня кажется забавным: а как, собственно, готовить космонавтов? Поскольку подобного опыта не было ни у кого, то поначалу кандидатов доверили медикам. Однако молодые лётчики очень быстро устали от медицинских лекций. Но вовремя вмешался Королёв, приславший на подмогу технических специалистов.

Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Николай Каманин, 1963 год. Фото: РИА Новости / В. Козлов

Командиром первого отряда космонавтов стал лётчик, спасавший челюскинцев, герой Великой Отечественной войны Николай Петрович Каманин, приверженец жёсткой военной дисциплины, что на судьбе некоторых кандидатов в космонавты скажется самым прямым образом.

Как погиб дублёр Гагарина

К лету 1960 года определилась шестёрка претендентов на первый полёт: Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев, Павел Попович, Григорий Нелюбов и Валерий Быковский. Из них к апрелю 1961 года были отобраны трое: Гагарин, Титов и Нелюбов. Все они записали обращение первого космонавта к советскому народу, и все они 12 апреля 1961 года были на космодроме Байконур. Основным пилотом стал Гагарин, дублёром — Титов, а резервным пилотом, которого не одевали в скафандр, но который был готов заменить товарищей в случае форс-мажора — Нелюбов.

Из восьмёрки нелетавших в первом отряде судьба Григория Нелюбова наиболее трагична. Человек, имевший все шансы стать одним из первых шести космонавтов, погубил свою карьеру сам. Ему мешал характер — чересчур резкий и вспыльчивый.

Уже после полёта Германа Титова Нелюбов вместе с двумя товарищами по отряду — Иваном Аникеевым и Валентином Филатьевым — в нетрезвом виде повздорил с военным патрулем. Старший патруля не был настроен давать делу ход и готов был уладить конфликт в случае извинений Нелюбова.

Тот, однако, извиняться отказался. Когда рапорт о проступке Нелюбова поступил к Каманину, тот не стал церемониться — 17 апреля 1963 года Нелюбов, Аникеев и Филатьев были отчислены из отряда космонавтов. Таким образом, Аникеев и Филатьев пострадали, что называется, за компанию.

Аникеев и Филатьев сумели справиться с ситуацией, достойно продолжив службу в военной авиации. Нелюбова же исключение раздавило морально.

На новом месте службы он пытался рассказывать о том, что тоже готовился к полёту в космос, был дублёром Гагарина. Большинство сослуживцев не принимало эти рассказы всерьёз. Глубокая депрессия завершилась 18 февраля 1966 года, когда Григорий Нелюбов в нетрезвом состоянии погиб под колёсами поезда. По словам родных, он покончил с собой.

Почему Марс не попал в космос?

Однако первым места в отряде космонавтов из-за нарушения дисциплины лишился человек с самым «космическим» именем — Марс Рафиков. Он был отчислен 24 марта 1962 года за самовольную отлучку из части. Сам несостоявшийся космонавт полагал, что всему виной стал намечавшийся развод с женой. Командование решило, что разведённый космонавт Советскому Союзу не нужен.

Как и Аникеев с Филатьевым, Рафиков вернулся к службе в военной авиации, был неоднократно награждён, а после отставки много лет работал в алма-атинском аэроклубе.

Испытания на центрифуге. Фото: РИА Новости / В. Куняев

Самым первым отряд космонавтов покинул Валентин Варламов, на пути которого в космос стала нелепость. После одной из тренировок космонавты решили искупаться в лесном озере, которое оказалось довольно мелким. Варламов, неудачно нырнув, повредил шейные позвонки и 6 марта 1961 года был исключён из отряда. Однако он ещё много лет проработал в отряде космонавтов инструктором по подготовке.

Подвело здоровье и Анатолия Карташова. Во время тренировок на центрифуге на его коже проявились точечные кровоизлияния. Многие сослуживцы Карташова полагали, что ему помешали чрезмерно строгие требования к кандидатам — в последующих наборах таких сверхнагрузок уже не было, и Анатолий вполне мог бы претендовать на космический полёт.

Но в апреле 1961 года, за несколько дней до полёта Гагарина, Карташова отчислили. Он продолжил службу в военной авиации, потом в течение долгого времени работал лётчиком-испытателем в КБ Антонова.

Ошибка Валентина Бондаренко

Из 20 членов первого отряда трое погибли при исполнении служебных обязанностей. Владимир Комаров погиб при посадке космического корабля «Союз-1» в апреле 1967 года, Юрий Гагарин разбился во время тренировочного полёта на самолёте в марте 1968 года.

Самой первой трагической потерей отряда стал его самый молодой член Валентин Бондаренко. Это случилось 23 марта 1961 года при испытаниях в барокамере. Валентин завершал десятисуточное пребывание в одиночестве и тишине, которое проходили все члены первого отряда. После окончания медицинских тестов он снял с себя датчики, которые были закреплены на его теле, протёр места, где были датчики, смоченной в спирте ватой и, не глядя, выбросил её. Вата попала на спираль раскалённой электроплитки и мгновенно вспыхнула. В атмосфере чистого кислорода огонь быстро распространился на всю камеру. На Бондаренко загорелась одежда.

Из-за перепада давления открыть барокамеру сразу не смогли. Когда страшно обгоревшего Валентина вытащили, он был ещё в сознании и повторял: «Никого не вините, я сам виноват!». Врачи боролись за жизнь Бондаренко, но через восемь часов его не стало.

Последним, кто покинул отряд космонавтов, так и не слетав в космос, стал Дмитрий Заикин. Его отчислили 25 октября 1969 года, обнаружив язву. Заикин, посвятивший подготовке почти десятилетие, остался работать в Звёздном городке.

Лётчики-космонавты СССР на аллее Космонавтов, 1970 год. Слева направо: Георгий Береговой, Константин Феоктистов, Валентина Николаева-Терешкова, генерал-полковник авиации Николай Каманин, Владимир Шаталов, Валерий Быковский, Виктор Горбатко, Валерий Кубасо. Фото: РИА Новости / Александр Моклецов

«Долгожитель» Волынов

Интересно, что всего за две недели до отчисления Заикина в космос отправился последний член отряда космонавтов, которому всё-таки удалось подняться на орбиту — Виктор Горбатко. Это произошло 12 октября 1969 года, когда стартовал «Союз-7». Но в итоге Горбатко оказался одним из самых удачливых в первом отряде — на его счету три космических полёта. Столько же в первом отряде оказалось на счету только у Валерия Быковского. Ещё пяти — Андрияну Николаеву, Павлу Поповичу, Алексею Леонову, Владимиру Комарову и Борису Волынову — удалось побывать в космосе дважды.

Большинство членов первого отряда космонавтов вышли в отставку в начале 1980-х. Исключение составляет Борис Волынов, который оставался в отряде космонавтов до 1990 года, установив абсолютный рекорд — 30 лет «космического стажа». При этом с 1983 года и до конца службы Волынов был командиром отряда.

Живые легенды

Борис Волынов остаётся одним из четырёх ныне живущих членов первого отряда советских космонавтов. Кроме него, ныне здравствуют «космонавт номер 5» Валерий Быковский, первый человек, вышедший в открытый космос, Алексей Леонов, а также «последний летавший» Виктор Горбатко.

Все они в 2014 году отметят своё 80-летие, ибо, по странному стечению обстоятельств, все оставшиеся на сегодня в живых члены «первого отряда» родились в 1934 году. Так же, как и первый космонавт Земли Юрий Гагарин.

Хочется пожелать, чтобы «живые легенды» покорения космоса оставались с нами как можно дольше. Ведь они гордость не только нашей страны, но и всего человечества.

*На снимке в начале статьи запечатлены: в первом ряду (слева направо): Павел Попович, Виктор Горбатко, Евгений Хрунов, Юрий Гагарин, главный конструктор Сергей Королёв, Нина Королёва с дочкой Павла Поповича Наташей, руководитель группы космонавтов Евгений Карпов, тренер по парашютной подготовке Николай Никитин, врач Евгений Фёдоров. Во втором ряду (слева направо): Алексей Леонов, Андриян Николаев, Марс Рафиков, Дмитрий Заикин, Борис Волынов, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Валерий Быковский, Георгий Шонин. В третьем ряду (слева направо): Валентин Филатьев, Иван Аникеев, Павел Беляев.

aif.ru

Космонавты-призраки и Гагарин, погибший на Луне. Легенды о советском космосе

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин, совершив виток вокруг Земли на космическом корабле "Восток", открыл новую эру в истории человечества. Человек проложил дорогу в космос. Это было главным поводом для гордости в советской стране. При этом советскую космическую программу всегда сопровождала строжайшая секретность. В последние годы докосмической эры и первые годы космической не было в стране большего государственного секрета, чем всё, что было связано с космической программой. Такая секретность порой приводила к появлению самых невероятных легенд и мифов, муссировавшихся в западной прессе и подхватываемых конспирологами. Лайф вспомнил самые невероятные мифы и легенды о советской космической программе.

Нулевые космонавты

Так называемые нулевые космонавты — это люди, якобы отправленные СССР в космос ещё до полёта Гагарина. Однако эти запуски закончились неудачно, поэтому советское руководство из соображений престижа якобы строжайше засекретило не только факт запусков, но и личности "нулевых космонавтов". О них ничего неизвестно, поэтому их ещё иногда называют космонавтами-призраками, поскольку ни в одном архиве нет даже упоминаний о них.

Сенсацию об этих космонавтах запустило в 1959 году итальянское информационное агентство Continentale. Источником информации послужил некий неназываемый чехословацкий коммунист, который по большому секрету поведал корреспонденту страшную тайну — на самом деле СССР уже несколько раз запускал человека в космос, но каждый запуск заканчивался катастрофой, поэтому в Кремле было принято решение строго засекретить эти запуски.

Издание тем временем сообщало всё новые подробности. Стали известны имена погибших космонавтов и даже обстоятельства их гибели. Первый — Алексей Ледовский погиб во время запуска пилотируемой баллистической ракеты с полигона Капустин Яр 1 ноября 1957 года. 1 февраля 1958 года погиб Сергей Шиборин. 1 января 1959 года — Андрей Митков. Все они якобы погибли при попытке совершить пилотируемый суборбитальный полёт. Четвёртой погибшей стала Мария Громова, якобы разбившаяся при запуске орбитального самолёта с ракетным двигателем.

Возможно, в тех условиях информация итальянцев, переданная через "чешского коммуниста", выглядела вполне правдоподобно. Однако сейчас можно уверенно сказать, что это утка. СССР действительно осуществлял суборбитальные полёты с начала 50-х годов, правда непилотируемые. Пассажирами этих ракет были собаки. 

Вероятно, какие-то сведениях о советских запусках до западных разведчиков и аналитиков доходили, хотя и в искажённом виде. Так, все названные итальянцами даты не совпадают с реальными датами запусков ракет с Капустина Яра.

Проект суборбитального пилотируемого полёта в космос действительно существовал (проект ВР-190) и собак запускали как раз в рамках подготовки к нему. Однако после запуска спутника в космос Королёв потерял интерес к "ненастоящим" суборбитальным полётам и загорелся идеей осуществить настоящий полёт с выходом на орбиту и витком вокруг Земли. И с начала 1959 года вся советская космическая программа переключилась на подготовку первого пилотируемого полёта в космос.

Несколько сомнительно, что Королёв, совершив несколько неудачных суборбитальных запусков и не совершив ни одного удачного пилотируемого, вдруг переключился бы на полноценный космический полёт, осуществить который было на порядок сложнее.

В конце концов, в архивах нет вообще никаких упоминаний об этих людях. Они не упоминаются ни как летчики, ни как космонавты. Нет ни единого их следа. О них никто не упоминает в мемуарах. Даже с наступлением гласности и раскрытием архивов никто не обмолвился об этих людях, хотя ещё были живы многие имевшие отношение к советской космической программе.

Конспирологи могут сказать, что эти люди просто чрезвычайно засекречены, но добиться такой секретности очень сложно и, главное, незачем. Но СССР было очень важно первенство именно с имиджевой точки зрения. Важен был сам факт осуществления полёта. Известно, что перед полётом Гагарина заранее было заготовлено три шаблона: первый извещал весь мир о первом полёте человека в космос, второй был обращением ко всем государствам с просьбой оказать помощь в поисках космонавта (на случай его приземления в непредусмотренном месте), третий извещал о гибели первого космонавта в истории человечества. То есть подготовка к полёту была тщательно засекречена, но сам полёт делать секретом никто не планировал даже в случае его неудачи. Поэтому не очень понятно, что могло бы заставить советское руководство так тщательно скрывать пилотируемые суборбитальные полёты, ведь они были бы в любом случае первыми.

В российских СМИ к 40-летней годовщине гагаринского полёта появилась сенсационная информация. Некий Михаил Руденко из ОКБ-46 подтвердил факт трёх суборбитальных полётов, завершившихся неудачно. Однако в его заявлении настораживает несколько моментов. Во-первых, он не сообщает никаких подробностей свыше тех, что упоминались в жёлтой прессе. Во-вторых, не существует ни одного интервью Руденко, за исключением этого невероятно короткого, состоявшего буквально из двух-трёх предложений. Хотя, несомненно, человек, действительно что-то знавший, выступал бы в СМИ значительно чаще. В-третьих, в разных источниках путается его должность. Одни называют его инженером-экспериментатором, другие — старшим инженером, третьи — главным инженером.

По всей видимости, "заявление Руденко" было либо чьей-то шуткой, либо мистификацией какого-то журналиста. Поскольку Владимир Молодцов, один из создателей корабля "Восток", позднее утверждал, что никакого Руденко в ОКБ-46 он никогда не видел, а кроме того, оспорил и пилотируемые суборбитальные запуски, заявив, что присутствовал почти на всех таких запусках лично и ни разу в них не принимали участие пилоты.

Точку в истории с космонавтами-призраками поставил знаменитый американский историк космоса Джеймс Оберг, который в своё время подробно изучал легенду о нулевых космонавтах и ещё в 80-е годы пришёл к выводу, что истории о советских суборбитальных космонавтах являются не более чем легендами.

Другие потерянные космонавты

Тем не менее потерянные космонавты появлялись и позднее. На этот раз, правда, их гибель увязывалась с неудачными запусками советских кораблей и спутников, которые действительно имели место. На роль погибших космонавтов также назначались реально существовавшие люди.

В мае 1960 года СССР произвёл запуск прототипа "Востока". Полёт был экспериментальным, в качестве пассажира был отправлен "Иван Иванович" — манекен человека, необходимый для отработки системы жизнеобеспечения. Однако корабль отклонился от курса и в результате его обломки упали не в СССР, а в Америке. Сохранить это в тайне, разумеется, было невозможно.

Вновь отличились итальянцы из того же самого агентства, сообщавшего о погибших космонавтах. На этот раз они уверенно сообщили о том, что при запуске корабля погиб советский космонавт Геннадий Завадовский.

Осенью 1960 года сенсационные известия сообщила уже американская пресса. СССР совершил сразу два неудачных запуска человека в космос: в сентябре взорвался на старте корабль с космонавтом Иваном Качуром, а в октябре на орбите взорвался космический корабль, на борту которого находился космонавт Пётр Долгов.

Чуть позже на арену вышли итальянские братья Юдика-Кордилья. Эти двое радиолюбителей якобы слышали и даже записывали на определённых радиочастотах переговоры советских космонавтов с центром управления. И каждый раз, когда братья их слушали, происходило что-нибудь страшное. То космонавт сообщал, что его корабль уходит в открытый космос, то задыхался, то извещал о пожаре. В феврале 1960 корабль Геннадия Михайлова унесло в открытый космос. В ноябре того же года аналогичная судьба постигла и корабль Алексея Грачёва, потерявшегося в космических дебрях после ухода с орбиты. Также сообщалось о гибели некой женщины-космонавта Людмилы и ещё трёх космонавтов во главе с Алексеем Белоконевым, задохнувшихся из-за разгерметизации корабля.

Стоит отметить, что поначалу подробно сообщались имена погибших космонавтов, а в последних случаях их имена уже не сообщались. Всё дело в том, что за советских космонавтов приняли совсем не тех людей. В конце 50-х в "Огоньке" опубликовали фотографии техников-испытателей Института авиационной и космической медицины. Кое-какое отношение к космосу они имели, но вот в космос не летали. В отличие от первого отряда космонавтов, строго засекреченного, их имена не были секретными. Их звали: Алексей Белоконов, Геннадий Завадовский, Иван Качур, Пётр Долгов, Алексей Грачёв и Геннадий Михайлов. Кто-то из заграничных аналитиков увидел их фотографии в журнале и пришёл к выводу, что это и есть первые советские космонавты, готовящиеся к полёту. Эта информация была подхвачена заграничными СМИ, которые в дальнейшем и "запускали" их в космос, а их полёты, как правило, приурочивались к реальным запускам.

Так, утверждалось, что Иван Качур погиб при взрыве во время запуска в сентябре 1960 года. В действительности в сентябре была запущена ракета Р-2 с собаками по кличке Малёк и Пальма. Запуск был успешным. А вот Долгова "похоронили" в связи с неудачным запуском космического аппарата к Марсу. Михайлов стал "жертвой" неудачного запуска станции к Венере.

На самом деле все эти люди были живы и вполне здоровы и продолжали работать в Институте авиации. Сын Белоконова уже после распада СССР с большим удивлением рассказывал о том, что, будучи подростком, услышал по заграничному радио, вещавшему на территории СССР, информацию о том, что его отец задохнулся на орбите. И это в то время, когда он мирно спал в соседней комнате.

Пётр Долгов действительно погиб, но через два года после его мнимой гибели. В отличие от остальных техников, он был парашютистом-испытателем и погиб при прыжке со стратостата с высоты 28 километров (из-за треснувшего гермошлема).

Итальянские братья Юдика-Кордилья в первой половине 60-х стали настоящими звёздами итальянских СМИ, однако через несколько лет, по мере снижения уровня секретности советской программы, их записи стали подвергаться всё большей критике. Указывалось, что космонавты в них разговаривают на русском языке, грамматически неверно строя предложения, что просто невозможно для людей, чей русский язык является родным с рождения.

По мере развития космической техники стало ясно, что в то время было просто невозможно попасть в открытый космос, ибо двигатели первых кораблей не имели достаточной мощности, чтобы уйти с орбиты. Для выхода в межпланетное пространство корабль должен был достигнуть как минимум второй космической скорости, а для ухода из сферы притяжения Солнца и выхода в межзвёздное пространство — третьей космической скорости. Поэтому "потеряться" в межпланетном пространстве для нулевых космонавтов было очень проблематично.

После серии критических отзывов итальянские братья перестали "слышать" советских космонавтов и сейчас их фамилия упоминается только в разного рода конспирологических исследованиях.

Первый советский космонавт в плену у китайцев

В апреле 1961 года английское издание Daily worker сообщило сенсационное известие: СССР запустил человека в космос, им стал Владимир Ильюшин — сын знаменитого советского авиаконструктора, создавшего самолёты Ил. СССР сразу же выступил с опровержением этой информации, но со временем она была подхвачена конспирологами и обросла самыми невероятными деталями.

Оказывается, Ильюшин совершил первый полёт на "Востоке" ещё в апреле 1960 года, но траектория его приземления была рассчитана неверно — и он упал на территории Китая. Космонавт сильно пострадал  при приземлении и был захвачен в плен китайцами, которые приняли его за шпиона и арестовали. Советскому руководству только через несколько месяцев удалось добиться от китайцев возвращения космонавта, но история приняла такой оборот, что Ильюшина решили засекретить, а космонавтом назначить Юрия Гагарина, в действительности не бывавшего в космосе. Гагарин якобы очень тяготился этим и хотел рассказать миру правду, но его убили, подстроив авиакатастрофу.

В качестве подтверждения своей версии авторы указывали на тот факт, что Ильюшин на костылях был принят в Кремле и награждён звездой Героя Советского Союза.

История, бесспорно, получилась интересной и захватывающей. В жизни всё было куда прозаичнее. Лётчик-испытатель ОКБ Сухого Владимир Ильюшин в 1960 году действительно был награждён званием Героя Союза, действительно передвигался при помощи костылей и действительно некоторое время провёл в Китае.

Однако награждён он был за работу лётчика-испытателя, награду он принимал после тяжёлой автокатастрофы, в которой получил травму обеих ног и после лечения в Москве действительно провёл некоторое время в Китае, где проходил реабилитацию. Он никогда не входил в состав отряда космонавтов, хотя в настоящее время известны все его члены, включая тех, кто по различным причинам не побывал в космосе.

Гагарин погиб на Луне

Это значительно более поздняя и откровенно маргинальная теория, строящаяся на огромном числе умозрительных предположений. Она заключается в следующем. СССР стремился во что бы то ни стало взять верх и в лунной гонке, для чего в спешке отрабатывалась лунная программа. Хорошо известно, что Гагарин очень хотел снова побывать в космосе и уговорил руководство позволить ему принять участие в лунной программе.

Однако программа была ещё не обкатана, поскольку готовилась поспешно. Тем не менее желание обогнать американцев было столь велико, что было решено пойти на риск и отправить Гагарина на Луну в начале марта 1968 года на аппарате "Зонд-4".

2 марта состоялся старт аппарата под управлением Гагарина, однако из-за сбоя в системе навигации корабль полетел не к Луне, а в другую сторону. При возвращении на Землю корабль также сбился с пути и совершил неудачное приземление в Гвинейском заливе. Гагарин погиб 9 марта. Все люди, которые видели его в промежутке между 9 марта и 27 марта, на самом деле видели специально подобранного двойника, чтобы скрыть неудачный полёт на Луну. А чтобы обман не был раскрыт, 27 марта была инсценирована гибель Гагарина в авиакатастрофе.

Легенда базируется на откровенно слабых аргументах: Гагарин хотел лететь в космос, Гагарин был на космодроме в день запуска "Зонда-4", Гагарин был капитаном отряда советских космонавтов. Всё остальное — домыслы и вымыслы.

Гагарин действительно хотел отправиться в космос ещё раз и даже уговорил руководство назначить его на программу "Союз". Он готовился к полёту и был назначен дублёром космонавта Комарова. Однако "Союз" ещё был сырым и недоработанным, произошла катастрофа, Комаров погиб. После этого руководство и слышать не хотело о полётах Гагарина, боясь потерять живой символ советской космической победы. Гагарин был на космодроме, как и другие космонавты, наблюдавшие за запусками аппаратов.

СССР действительно запускал к Луне беспилотные аппараты "Зонд" для отработки лунного полёта. Была даже назначена предварительная дата первого полёта человека к Луне — 8 декабря 1968 года. Однако полёт так и не состоялся в связи с ненадёжностью техники. Начиная с 1964 года СССР совершил 18 запусков "Зонда" — и почти все они оказались неудачными. Были серьёзные проблемы как с ракетой-носителем, грешившей неполадками, так и с системой навигации. 

Из-за неудачных запусков пилотируемый полёт был перенесён из-за практически гарантированной гибели космонавта. Первый удачный запуск был осуществлён лишь в августе 1969 года, через две недели после высадки американцев на спутник Земли.

Кроме того, стоит отметить, что Гагарин не входил в число космонавтов лунного отряда. Первыми должны были лететь Быковский и Рукавишников, которые не совершали бы высадку на Луне, а просто облетели её и вернулись. Высадиться должен был Леонов, летевший в паре с Макаровым. Но ни один советский космонавт к Луне не отправился. После высадки американцев лунная гонка была проиграна и больше не было целесообразности в подготовке рискованного полёта.

life.ru

Гагарин, Юрий Алексеевич — Википедия

Ю́рий Алексе́евич Гага́рин (9 марта 1934 (1934-03-09), Клушино, Гжатский (ныне Гагаринский) район, Западная область, СССР — 27 марта 1968, возле села Новосёлово, Киржачский район, Владимирская область, СССР) — лётчик-космонавт СССР, Герой Советского Союза, кавалер высших знаков отличия ряда государств, почётный гражданин многих российских и зарубежных городов.

Полковник ВВС СССР (1963), военный лётчик 1-го класса, заслуженный мастер спорта СССР (1961), член ЦК ВЛКСМ, депутат Верховного Совета СССР 7-го и 8-го созывов.

12 апреля 1961 года Юрий Гагарин стал первым человеком в мировой истории, совершившим полёт в космическое пространство[4][5]. Ракета-носитель «Восток» с кораблём «Восток-1», на борту которого находился Гагарин, была запущена с космодрома Байконур. После 108 минут полёта Гагарин успешно приземлился в Саратовской области, неподалёку от Энгельса. Начиная с 12 апреля 1962 года, день полёта Гагарина в космос был объявлен праздником — Днём космонавтики.

Первый космический полёт вызвал большой интерес во всём мире, а сам Юрий Гагарин превратился в мировую знаменитость. По приглашениям зарубежных правительств и общественных организаций он посетил около 30 стран[6]. Много у первого космонавта было поездок и внутри Советского Союза. В последующие годы Гагарин вёл большую общественно-политическую работу, окончил Военно-воздушную инженерную академию имени профессора Н. Е. Жуковского, работал в Центре подготовки космонавтов и готовился к новому полёту в космос.

27 марта 1968 года Юрий Гагарин погиб в авиационной катастрофе вблизи деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области, выполняя учебный полёт на самолёте МиГ-15УТИ под руководством опытного инструктора В. С. Серёгина. Причины и обстоятельства авиакатастрофы остаются не вполне выясненными до сегодняшнего дня.

В связи с гибелью Гагарина в Советском Союзе был объявлен общенациональный траур (впервые в истории СССР в память о человеке, не являвшемся главой государства). В честь первого космонавта Земли был переименован ряд населённых пунктов (включая его родной город — Гжатск), названы улицы и проспекты. В разных городах мира было установлено множество памятников Гагарину.

Биография

Ранние годы жизни и образование

Юрий Алексеевич Гагарин родился 9 марта 1934 года, по документам в деревне Клушино Гжатского района Западной области РСФСР (в настоящее время — Гагаринский район Смоленской области)[4][7], то есть по месту жительства (прописки) родителей. Фактическое место рождения — роддом города Гжатска[8] (переименованного в 1968 году в город Гагарин). По национальности русский. По происхождению является выходцем из крестьян: его отец, Алексей Иванович Гагарин (14 (27) марта 1902[9]—30 августа 1973[10]), — плотник, мать, Анна Тимофеевна Матвеева (20 декабря 1903—12 июня 1984), работала на молочно-товарной ферме[комм. 1][11], награждена орденами Трудового Красного Знамени и Дружбы Народов. Его дед, рабочий Путиловского завода Тимофей Матвеевич Матвеев (1871—1918), жил в Санкт-Петербурге, в Автове, на Богомоловской (ныне Возрождения) улице в конце XIX века[12].

Тимофей Матвеевич Матвеев — Путиловский рабочий (работал сверловщиком), революционер, дедушка Ю. А. Гагарина Дом, в котором Юрий Гагарин жил в школьные годы. Город Гагарин (бывший Гжатск)

В семье Гагариных было три сына и дочь. Юрий был третий по старшинству.

Детство Юрия прошло в деревне Клушино. 1 сентября 1941 года мальчик пошёл в школу, но 12 октября деревню захватили гитлеровские войска, и его учёба прервалась. Семью с малыми детьми немцы выгнали на улицу, а в доме устроили мастерскую. До начала зимы Гагарины выкопали маленькую землянку, накрыли дёрном, выложили печку. Отца избивали и заставляли работать. Незадолго до отступления немцы угнали старшего брата Валентина и сестру Зою в Германию. Юра видел, как матери бежали за машиной, которая увозила их детей, а немцы наотмашь отгоняли их прикладами. В дальнейшем Гагарин никогда не упоминал о военных годах[13]. Почти полтора года деревня Клушино была оккупирована немцами. 9 апреля 1943 года деревню освободила Красная армия, и учёба в школе возобновилась.

24 мая 1945 года семья Гагариных переехала в Гжатск. В мае 1949 года Гагарин окончил шестой класс Гжатской средней школы. Несмотря на уговоры родителей и учителей окончить семилетку в Гжатске Юрий решил продолжить учёбу в Москве, где жили родственники. Но попасть в Москву не удалось: пока родители готовили сына к отъезду, набор в московские ремесленные училища уже закончился. Только 30 сентября с помощью дяди — Савелия Ивановича Гагарина — Юрию удалось поступить в Люберецкое ремесленное училище № 10[14][15]. Одновременно Юрий поступил в вечернюю школу рабочей молодёжи. Во время учёбы, 16 декабря 1949 года, вступил в комсомол[16]. Седьмой класс вечерней школы окончил в мае 1951 года, а в июне окончил с отличием училище по специальности формовщик-литейщик[4][13].

В августе 1951 года Гагарин поступил в Саратовский индустриальный техникум на литейное отделение, где помимо учёбы был хорошим физкультурником и секретарём ДСО «Трудовые резервы»[16]. 25 октября 1954 года впервые пришёл в Саратовский аэроклуб ДОСААФ СССР. В 1955 году Юрий Гагарин добился значительных успехов, окончил с отличием учёбу и совершил первый самостоятельный полёт на самолёте Як-18. Всего в аэроклубе Юрий Гагарин выполнил 196 полётов и налетал 42 часа 23 мин[4].

Карьера в морской авиации

27 октября 1955 года Гагарин был призван в Советскую армию и направлен в Чкалов (в настоящее время — Оренбург) в 1-е военное авиационное училище лётчиков имени К. Е. Ворошилова. Обучался Гагарин у известного в те времена лётчика-инструктора Я. Ш. Акбулатова[17]. В военном училище Гагарина назначили помощником командира взвода. Из-за высокой требовательности несколько подчинённых избили Юрия, после чего Гагарин месяц провёл в госпитале. Но сержант Гагарин нисколько не снизил требовательности ни к себе, ни к товарищам[13].

В учёбе Гагарин по всем дисциплинам имел самые высокие баллы, но никак не мог освоить грамотную посадку — самолёт всё время клевал носом. Было принято решение об отчислении. Приказ не подписывали, потому что Юрий плакал, говорил, что без неба не может жить. В последний момент начальник училища обратил внимание на маленький рост Гагарина, в связи с чем меняется угол обзора и снижается чувство земли. Гагарину подложили на кресло толстую подкладку, после чего он справился с заданием[13]. 25 октября 1957 года Гагарин окончил училище с отличием[4].

В течение двух лет служил в Луостари (Мурманская область) в 769-м истребительном авиационном полку[18]122-й истребительной авиационной дивизии ВВС Северного флота[4], вооружённом самолётами МиГ-15бис[18]. К октябрю 1959 года налетал в общей сложности 265 часов[4][19]. Имел квалификацию «Военный лётчик 3-го класса»[20]. Воинское звание — старший лейтенант.

В космическом отряде

Решение об отборе космонавтов и их подготовке к первому полёту на корабле «Восток-1» было принято в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 22-10 от 5 января 1959 года и в Постановлении Совета Министров СССР № 569—264 от 22 мая 1959 года.

Военно-воздушные силы СССР занимались отбором и подготовкой будущих космонавтов. Планировалось отобрать 20 кандидатов.

Отбор кандидатов в космонавты осуществлялся специальной группой специалистов Центрального военного научно-исследовательского авиационного госпиталя[21]. Психологи же обратили внимание на следующие особенности характера Гагарина:

Любит зрелища с активным действием, где превалирует героика, воля к победе, дух соревнования. В спортивных играх занимает место инициатора, вожака, капитана команды. Как правило, здесь играют роль его воля к победе, выносливость, целеустремлённость, ощущение коллектива. Любимое слово — «работать». На собраниях вносит дельные предложения. Постоянно уверен в себе, в своих силах. Тренировки переносит легко, работает результативно. Развит весьма гармонично. Чистосердечен. Чист душой и телом. Вежлив, тактичен, аккуратен до пунктуальности. Интеллектуальное развитие у Юры высокое. Прекрасная память. Выделяется среди товарищей широким объёмом активного внимания, сообразительностью, быстрой реакцией. Усидчив. Не стесняется отстаивать точку зрения, которую считает правильной[комм. 2].

9 декабря 1959 года Гагарин написал рапорт с просьбой зачислить его в группу кандидатов в космонавты. Через неделю Гагарина вызвали в Москву для прохождения всестороннего медицинского обследования в Центральном научно-исследовательском авиационном госпитале. В начале 1960 года последовала ещё одна специальная медкомиссия, которая признала старшего лейтенанта Гагарина годным для космических полётов.

11 января 1960 года приказом Главнокомандующего ВВС К. А. Вершинина была организована специальная войсковая часть (В/Ч) № 26266, задачей которой была подготовка космонавтов (в дальнейшем, часть была преобразована в Центр подготовки космонавтов ВВС). Гагарин был зачислен в группу кандидатов в космонавты приказом Главнокомандующего ВВС К. А. Вершинина от 3 марта 1960 года, а 11 марта вместе с семьёй выехал к новому месту военной службы. С 25 марта начались регулярные занятия по программе подготовки космонавтов[22][23].

Выбор космонавта и подготовка

Кто первым должен лететь в космос, у Главного конструктора Особого конструкторского бюро № 1 Госкомитета Совета Министров СССР по оборонной технике С. П. Королёва и его сподвижников сомнений не вызывало — это должен быть лётчик реактивной истребительной авиации.

Для работы с космической техникой понадобились особые кандидаты — люди абсолютно здоровые, профессионально подготовленные, дисциплинированные, соответствующие всем предъявляемым физическим и медицинским требованиям[24].

Кроме Гагарина, были ещё претенденты на первый полёт в космос; всего их было двадцать человек (Первый отряд космонавтов СССР). Кандидаты набирались среди военных лётчиков-истребителей по решению Королёва, считавшего, что такие лётчики уже имеют опыт перегрузок, стрессовых ситуаций и перепадов давления[25]. Отбор в первый отряд космонавтов проводился на основании медицинских, психологических и ряда прочих параметров: возраст 25—30 лет, рост не более 170 см, вес не более 70—72 кг[26], способность к высотной и стратосферной адаптации, быстрота реакции, физическая выносливость, психическая уравновешенность[27]. Рост Юрия Гагарина, по данным первого космического туриста Денниса Тито, опубликованным в журнале «Time», составлял 157 см[28]. Требования к росту и весу возникли из-за соответствующих ограничений на космический корабль «Восток», которые определялись мощностью ракеты-носителя «Восток». Кроме того, при отборе кандидатов учитывались положительная характеристика, членство в партии (Гагарин стал кандидатом в члены КПСС в 1959 году, а вступил в партию летом 1960 года), политическая активность, социальное происхождение[29].

Из двадцати претендентов отобрали шестерых, ими стали: Юрий Гагарин, Герман Титов, Григорий Нелюбов, Андриян Николаев, Павел Попович и Валерий Быковский. В период с декабря 1960 года по январь 1961 года шестеро кандидатов в космонавты готовились к первому полёту в космос в городе Жуковском, где удалось создать на первое время самые непритязательные условия для работы. Центр подготовки космонавтов был уже учреждён, но практически ещё не работал, поэтому основные тренировки проходили в одном из филиалов Лётно-исследовательского института (ЛИИ), в лаборатории № 47, где находилась модель космического корабля «Восток-3А»[30]. Позже Центр подготовки космонавтов всем наличным составом перебрался на постоянное место базирования — в Звёздный. Неподалёку, около станции Чкаловской, был создан первый жилой фонд — квартиры для размещения семей слушателей-космонавтов и части семей руководящего состава Центра подготовки космонавтов[31].

Тренировками космонавтов руководил знаменитый лётчик-испытатель Герой Советского Союза Марк Лазаревич Галлай. Когда кто-то из них занимал своё место в «шарике» корабля, Галлай говорил: «Поехали!», — и начиналось воспроизведение штатных и нештатных ситуаций полёта. Команда «Поехали!» звучала на каждой тренировке, к ней привыкли. А Марк Лазаревич рассказывал потом, что команду эту ещё до войны давал на тренировках один из лётчиков-инструкторов ленинградского аэроклуба, где учился летать сам Галлай.

К сдаче выпускных экзаменов 17—18 января 1961 года были допущены все 6 кандидатов в космонавты. Первый экзамен прошёл в филиале ЛИИ. Во время экзамена кандидаты в космонавты поочерёдно влезали в кабину космического корабля «Восток», служившую тренажёром. После экзамена на тренажёре будущий космонавт в течение 40—50 минут докладывал приёмной комиссии о работе на космическом корабле в штатных и нештатных ситуациях, отвечал на вопросы (оценки «отлично» получили Гагарин, Титов, Николаев и Попович, «хорошо» — Нелюбов и Быковский). На следующий день экзамены продолжились на военном аэродроме около посёлка Чкаловский (сейчас это город). Там все показали отличные знания. Рассмотрев личные дела, характеристики и результаты экзаменов, приёмная комиссия записала в акте: «Рекомендуем следующую очерёдность использования космонавтов в полётах: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович»[32].

25 января приказом Главкома ВВС № 21 все члены группы были первыми зачислены на должности космонавтов.

23 марта 1961 года командиром отряда был назначен Юрий Гагарин.

Королёв очень торопился, так как были данные, что 20 апреля 1961 года своего человека в космос отправят американцы. И поэтому старт планировалось назначить между 11 и 17 апреля 1961 года. Того, кто полетит в космос, определили в последний момент — на заседании Государственной комиссии выбрали Гагарина, его дублёром был назначен Герман Титов[33].

3 апреля 1961 года состоялось заседание Президиума ЦК КПСС, которое проводил секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв. По докладу заместителя Председателя Совета Министров СССР Д. Ф. Устинова Президиум ЦК принял решение о запуске человека в космос.

8 апреля 1961 состоялось закрытое заседание Государственной комиссии по пуску космического корабля «Восток», которую возглавлял Председатель Государственного комитета Совета Министров СССР по оборонной технике К. Н. Руднев. Комиссия утвердила первое в истории задание человеку на космический полёт, подписанное С. П. Королёвым и Н. П. Каманиным:

Выполнить одновитковый полёт вокруг Земли на высоте 180—230 километров, продолжительностью 1 час 30 минут с посадкой в заданном районе. Цель полёта — проверить возможность пребывания человека в космосе на специально оборудованном корабле, проверить оборудование корабля в полёте, проверить связь корабля с Землёй, убедиться в надёжности средств приземления корабля и космонавта.

После открытой части заседания комиссия осталась в узком составе и утвердила предложение Каманина допустить в полёт Юрия Гагарина, а Титова утвердить запасным космонавтом[34][35].

Полёт в космос

Участие СССР в космической гонке привело к тому, что при создании корабля «Восток» был выбран ряд неоптимальных, но зато простых и быстро осуществимых решений[комм. 3]. Некоторые компоненты создать вовремя не успели, в результате пришлось отказаться от системы аварийного спасения на старте и системы мягкой посадки корабля. Кроме того, из конструкции строящегося корабля «Восток-1» была убрана дублирующая тормозная установка. Последнее решение было обосновано тем, что при запуске корабля на низкую 180—200-километровую орбиту он в любом случае в течение 10 суток сошёл бы с неё вследствие естественного торможения о верхние слои атмосферы и вернулся бы на Землю. На эти же 10 суток рассчитывались и системы жизнеобеспечения.

Дубликат ракеты-носителя «Восток» в парке имени К. Э. Циолковского на территории музея космонавтики в городе Калуга

Старт корабля «Восток» с пилотом-космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным на борту был произведён 12 апреля 1961 года в 09:07 по московскому времени (06:07 UTC) с космодрома Байконур. Позывной Гагарина был «Кедр». Начальником стартовой команды («стреляющим») во время запуска был инженер-подполковник ракетных войск (впоследствии генерал-майор) А. С. Кириллов — он отдавал команды по этапам пуска ракеты и контролировал их выполнение, наблюдая ракету в перископ из командного бункера[36]. Его дублёром у второго перископа был Л. А. Воскресенский — заместитель главного конструктора С. П. Королёва по испытаниям[37].

Запись в журнале дежурного по полигону

В самом начале подъёма ракеты Гагарин воскликнул: «Поехали!». Ракета-носитель «Восток» проработала без замечаний, но на завершающем этапе не сработала система радиоуправления, которая должна была выключить двигатели 3-й ступени. Выключение двигателя произошло только после срабатывания дублирующего механизма (таймера), но корабль уже поднялся на орбиту, высшая точка которой (апогей) оказалась на 100 км выше расчётной: рассекреченные[как?] параметры орбиты были 327×180 км[38]. Сход с такой орбиты с помощью «аэродинамического торможения» мог занять по разным оценкам от 20 до 50 дней[38][39][40][41].

На орбите Гагарин сообщал о своих ощущениях, состоянии корабля и наблюдениях. Он в иллюминатор наблюдал Землю с её облачностью, горами, лесами, реками, морями, видел небо и Солнце, другие звёзды во время полёта в тени Земли. Ему нравился вид Земли из космоса, так, он, в частности, записал на бортовой магнитофон такие слова:[42]

Наблюдаю облака над Землёй, мелкие кучевые, и тени от них. Красиво, красота!… Внимание. Вижу горизонт Земли. Очень такой красивый ореол. Сначала радуга от самой поверхности Земли и вниз. Такая радуга переходит. Очень красиво!

Гагарин также провёл простейшие эксперименты: пил, ел, делал записи карандашом. «Положив» карандаш рядом с собой, он случайно обнаружил, что тот моментально начал уплывать. Из этого Гагарин сделал вывод, что карандаши и прочие предметы в космосе лучше привязывать. Все свои ощущения и наблюдения он записывал на бортовой магнитофон. До полёта ещё не было известно, как человеческая психика будет вести себя в космосе, поэтому была предусмотрена специальная защита от того, чтобы первый космонавт в порыве помешательства не попытался бы управлять полётом корабля или испортить аппаратуру. Чтобы включить ручное управление, ему надо было вскрыть запечатанный конверт, внутри которого лежал листок с математической задачей, при решении которой получался код разблокировки панели управления[43].

В конце полёта тормозная двигательная установка (ТДУ) конструктора Исаева проработала успешно, но с недобором импульса, так что автоматика выдала запрет на штатное разделение отсеков. В результате в течение 10 минут перед входом в атмосферу корабль беспорядочно кувыркался со скоростью 1 оборот в секунду. Гагарин решил не пугать руководителей полёта (в первую очередь — Королёва) и в условном выражении сообщил о нештатной ситуации на борту корабля. Когда корабль вошёл в более плотные слои атмосферы, то соединяющие кабели перегорели, а команда на разделение отсеков поступила уже от термодатчиков, так что спускаемый аппарат наконец отделился от

ru.wikipedia.org

Они могли быть на месте Гагарина. История первого отряда космонавтов | Космос

В нашем восприятии начальные шаги советской космонавтики связаны прежде всего с именем Юрия Гагарина. Однако не стоит забывать, что он был одним из двадцати кандидатов, любой из которых мог стать первым. Не все члены «гагаринского» отряда космонавтов побывали на орбите, но каждый из них заслужил место в истории. И судьба не всегда была благосклонна к самым первым: преодоление жёсткого отбора не гарантировало доступа в космос и могло иметь трагические последствия.

История первого отряда советских космонавтов начинается в 1958 году, когда в Государственном научно-исследовательском испытательном институте (ГНИИИ) авиационной медицины стартовали работы по теме 5827 (отбор человека для полёта в космос) и теме 5828 (подготовка человека к первому космическому полёту). Научным руководителем был назначен полковник медицинской службы Владимир Яздовский, до того занимавшийся «космическими» собаками.

14 января 1959 года состоялось совещание специалистов под председательством академика Мстислава Келдыша, на котором обсуждалось, из кого выбирать будущих космонавтов. Ими могли стать и лётчики, и подводники, и ракетчики, и автогонщики, и просто здоровые молодые люди. Медики предложили лётчиков-истребителей, ведь те постоянно испытывают условия, напоминающие космический рейс: разнонаправленные перегрузки, кратковременная невесомость, пониженное/повышенное давление. Идею поддержал главный конструктор Сергей Королёв: он, среди прочего, учитывал, что лётчики обладают обширными навыками. Королёв выразил свои требования к будущим космонавтам так:

  • «Безупречное состояние здоровья при высокой психической устойчивости и общей выносливости организма;
  • высокая лётная успеваемость при выраженных задатках воли, трудолюбия и любознательности;
  • активное желание освоить полёты на ракетных летательных аппаратах;
  • антропометрические параметры: рост — не более 170 см, вес — 70–72 кг, возраст — не старше 30 лет».

Главный конструктор Сергей Королёв и академик Мстислав Келдыш — создатели отечественной космонавтики

Специалисты понимали, что по опыту, возрасту и физическим данным личный состав в разных авиационных частях примерно одинаков, поэтому нет нужды забираться в Сибирь или на Дальний Восток — решено было ограничиться европейской частью страны. В начале лета медики разбились на пары и разъехались по воинским частям. Прибывая на место, они внимательно просматривали личные дела молодых офицеров, соответствующих обозначенным критериям. Они изучили 3456 медицинских книжек и отобрали 352 человека.

Собеседование с лётчиками проходило довольно своеобразно. Один из вопросов звучал так: «Желаете ли вы летать на более современных типах самолётов, на новой технике?» Как правило, все отвечали утвердительно. В ходе беседы как бы невзначай задавался и вопрос: «Хотели бы вы полететь на ракетах вокруг Земли?» Здесь реакция была различной. Большинство лётчиков говорили, что хотели бы, но иные медлили с ответом или отвечали: «Надо подумать», а встречались и те, кто сразу отказывался.

Герман Титов проходит медицинское обследование

Юрий Гагарин в госпитале на прохождении первичного обследования

Медики вернулись восвояси, а для отобранных потянулись недели ожидания. За это время 53 лётчика сами приняли решение отказаться от участия в необычном деле, что объяснимо: перспективы новой службы были очень туманны. Кандидатуры ещё 74 человек отклонили по медицинским показателям. Общее число потенциальных космонавтов сократилось до 225.

Осенью 1959 года их начали группами вызывать в Москву, чтобы провести более детальное обследование. Кроме всевозможных анализов и осмотров, кандидатов подвергали «нагрузочным пробам»: выдерживали в барокамере, крутили на центрифуге, встряхивали на вибростенде, проверяли устойчивость их организма к гипоксии. По утверждению ветеранов отряда, требования, которые предъявляли кандидатам, были завышенными. И это выглядит логичным: хотя общее представление о факторах космического полёта уже сложилось, никто в то время не мог сказать, какое влияние на человеческий организм окажет их совокупное воздействие.

К концу 1959 года пройти двухэтапное психофизиологическое обследование удалось 29 офицерам. Все они были допущены к «третьему этапу подготовки» (специальным тренировкам). Однако директивой главнокомандующего ВВС устанавливалось, что численность отряда не должна превышать двадцати человек, поэтому руководству пришлось сделать окончательный выбор, переведя девятерых в «резерв».

Результат работы сегодня известен. В первый отряд космонавтов попали: Иван Аникеев (27 лет), Павел Беляев (35 лет), Валентин Бондаренко (23 года), Валерий Быковский (26 лет), Валентин Варламов (26 лет), Борис Волынов (26 лет), Юрий Гагарин (26 лет), Виктор Горбатко (26 лет), Дмитрий Заикин (28 лет), Анатолий Карташов (28 лет), Владимир Комаров (33 года), Алексей Леонов (26 лет), Григорий Нелюбов (26 лет), Андриян Николаев (31 год), Павел Попович (30 лет), Марс Рафиков (27 лет), Герман Титов (25 лет), Валентин Филатьев (30 лет), Евгений Хрунов (27 лет), Георгий Шонин (25 лет).

Двадцать первых слушателей Центра подготовки космонавтов

11 января 1960 года главнокомандующий ВВС подписал директиву № 321141, согласно которой была организована специальная воинская часть (в/ч 26266), позднее преобразованная в Центр подготовки космонавтов (ЦПК) ВВС.

В начале марта слушатели отряда начали прибывать в столицу. Жильё для них было ещё не готово, поэтому группу вместе с семьями разместили в бараке строителей на Ленинградском шоссе (ныне — Ленинградский проспект), неподалёку от Центрального аэродрома имени М.В. Фрунзе («Ходынка»). Теоретические занятия проводились поблизости — в двухэтажном доме спортбазы ЦСКА. Они начались утром 14 марта. Первую лекцию прочитал Владимир Яздовский: он детально рассказал будущим космонавтам о действии перегрузок, невесомости и ввёл в курс медико-биологических проблем. Главный конструктор Сергей Королёв, узнав, что занятия ограничились медицинской тематикой, приказал своим сотрудникам (Михаилу Тихонравову, Константину Феоктистову, Виталию Севастьянову) и физикам из Академии наук подключиться к обучению.

Схема корабля «Восток«

Несмотря на принадлежность к авиации, парашютная подготовка большинства слушателей оставляла желать лучшего (рекордсменом среди них был Евгений Хрунов, имевший в зачёте 21 прыжок). Ситуацию следовало исправить, ведь при посадке корабля «Восток» пилот должен был катапультироваться и отдельно приземлиться на парашюте. Теоретические занятия прервали, и в середине апреля слушатели отправились в Энгельс — обучаться под началом опытного инструктора гвардии полковника Николая Никитина.

Освоение программы заняло больше месяца. Прыжки производились днём и ночью. Не обошлось без проблем. У Германа Титова однажды захлестнулись стропы, и купол парашюта обвис, не наполнившись воздухом, — будущий космонавт воспользовался запасным. Павел Попович ряд прыжков выполнял с повреждённым плечевым суставом, что сказалось на результатах. По итогам рекордсменом стал Борис Волынов (66 прыжков), «аутсайдером» — Георгий Шонин (39 прыжков). Всем слушателям было присвоено звание инструкторов и второй спортивный разряд.

Отряд на парашютной подготовке в Энгельсе

После возвращения в столицу группа слушателей направилась на аэродром Чкаловский (Щёлково, Московская область). Там они осваивали состояние кратковременной невесомости, которая возникает в самолёте, движущемся по параболической траектории. Слушатели по очереди летали на «МиГ-15УТИ» с пилотом, выполняя упражнения на координацию движений, которые фиксировались на кинокамеру. Надо сказать, что Юрий Гагарин и Герман Титов получили за эти испытания оценку «хорошо», в то время как многие их сослуживцы — «отлично».

18 июня 1960 года члены отряда были впервые представлены Сергею Королёву. Он познакомился с ними и устроил экскурсию по Опытному заводу в подмосковных Подлипках. Там будущие космонавты увидели корабль «Восток», а Юрий Гагарин первым забрался внутрь спускаемого аппарата, сняв ботинки и заложив тем самым негласную традицию.

Летом слушатели проходили испытание в сурдокамере. Она была смонтирована в здании на Петровско-Разумовской аллее, принадлежащем Медицинской службе Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского. Каждого из будущих космонавтов закрывали в сурдокамере на десять суток, полностью изолируя от внешнего мира. При этом он должен был оставаться готовым выполнять неожиданные задания и реагировать на стрессовые воздействия, которые вызывали с помощью дистанционно управляемой сигнализации. Специальные приборы, установленные в сурдокамере, записывали физиологические функции организма: электрические потенциалы мозга, мышц, кожно-гальванические реакции, частоту дыхания, электрокардиограмму.

Слушатели отряда космонавтов на физподготовке

Валерий Быковский, первым прошедший испытания одиночеством в сурдокамере 6 апреля 1960 года, успокаивал сослуживцев: «Ничего особенного». Но Павел Попович потом признался: «Нелегко». Андриян Николаев вспоминал: «Хотелось услышать хотя бы тонюсенький птичий писк, увидеть что-нибудь живое. И вдруг меня словно кто-то в спину толкнул. Поворачиваюсь — и в малюсеньком обзорном кружочке вижу глаз. Живой человеческий глаз. Он сразу исчез, но я его запомнил: от табачного цвета глаза до каждого волоска рыжеватых ресниц…» Нечто подобное испытал Борис Волынов: «Живое слово, только одно слово — что бы я отдал тогда за него!»

Именно в сурдокамере Юрий Гагарин показал свои выдающиеся способности по адаптации к неестественной обстановке. Наблюдающие врачи отмечали его спокойное отношение к одиночеству, быструю реакцию на новизну, умение переключаться и неизменный юмор. Как свидетельствуют документы, всё это сыграло роль в его назначении на орбитальный полёт.

Сурдокамера, в которой проходили испытание космонавты

Следом за сурдокамерой слушатели отправлялись в термокамеру. В ней они находились намного меньше времени (от получаса до двух часов), однако условия там были тяжелее: температура в камере поднималась до +70 °С при влажности до 10%. Процедура выполнялась девять раз, чтобы оценить рост переносимости высоких температур. Лучшие результаты здесь показали Титов, Попович и Николаев. А вот Гагарин хуже справлялся с высокими температурами.

Кроме того, пришлось вновь пройти четырёхкратное испытание в барокамере. Имитировались условия на высоте 5–6 км без дополнительного питания кислородом и на высоте 14–15 км при дыхании чистым кислородом под избыточным давлением. Согласно отчёту, слушатели показали хорошую переносимость гипоксии.

Особое значение придавалось тренировкам, направленным на укрепление вестибулярного аппарата. Тут для каждого слушателя составляли индивидуальную программу. При тренировках использовали батут, качели Хилова, кресло Барани, рейнское колесо, а также специальные стенды, позволяющие балансировать на неустойчивой опоре, комбинировать вращение и балансирование, создавать так называемые «оптокинетические раздражения» — мелькающие объекты в поле зрения.

В то время отряд понёс и первую потерю. 24 июля Валентин Варламов купался с друзьями на Медвежьих озёрах, неудачно нырнул с берега и, задев дно головой, почувствовал резкую боль. Медики диагностировали смещение шейного позвонка.В тот же день слушателя положили на «вытяжку». После лечения он начал было тренироваться, но вскоре медицинская комиссия наложила на это запрет. Покинув отряд, Варламов остался служить в ЦПК.

Сергей Королёв планировал запустить первого космонавта на орбиту до конца 1960 года, поэтому в спешном порядке были изготовлены два тренажёра. «Макет № 1» располагался на территории Опытного завода и представлял собой спускаемый аппарат с креслом пилота и разнообразными коробами, имитирующими внутреннее оборудование. «Макет № 2» построили специалисты лаборатории № 47 Лётно-исследовательского института: в нём размещались настоящие приборная доска и пульт управления кораблём «Восток», а по переговорному устройству воспроизводились акустические эффекты старта ракеты и включения тормозного двигателя при сходе с орбиты.

Пульт управления и приборная доска корабля «Восток»
Внутри тренажёра корабля «Восток»

К тому времени наиболее подготовленными к полёту считались двенадцать слушателей из двадцати, но пройти обучение на тренажёрах все они не успевали. Поэтому было принято решение выделить лучших, которые составят «специальную группу для ускоренной подготовки». Начальник ЦПК Евгений Карпов рекомендовал в неё шестерых: Гагарина, Карташова, Нелюбова, Николаева, Поповича и Титова.

Баллистики посчитали, что при нештатном приземлении в спускаемом аппарате «Востока» перегрузка может подняться до 12 g. Специалистам поручили проверить, способны ли отобранные слушатели выдержать подобное. К концу октября космонавты прошли семикратные испытания при действии перегрузок от 7 до 12 g продолжительностью до 13 минут. В отчёте сказано, что после воздействия перегрузок у слушателей «на спине и боковых поверхностях бёдер отмечались единичные мелкоточечные подкожные кровоизлияния». И только у Анатолия Карташова «возникли обильные, сливные кровоизлияния». По свидетельству Ады Котовской, одного из специалистов, кровоизлияние выглядело как огромный отёчный синяк на всей задней поверхности тела — ничего похожего она до этого не встречала. Карташов был немедленно выведен из состава «спецгруппы» и направлен на госпитальное обследование. Его место в шестёрке занял Валерий Быковский.

Занятия на «Макете № 1» проводились с 15 по 24 ноября, а на «Макете № 2» — начиная с 22 ноября. Руководил ими заслуженный лётчик-испытатель Марк Галлай. Именно он придумал запускать имитацию полёта на «Востоке» неуставной командой «Поехали!». В ходе подготовки космонавты составили список претензий к внутреннему устройству кабины «Востока», которые были учтены при дальнейшей работе над кораблём.

Из-за различных проблем с прототипами «Востока» планы Королёва были сорваны, и пилотируемый полёт перенесли на весну 1961 года. 17 и 18 января шестёрка слушателей сдавала экзамены на умение работать с оборудованием корабля; все получили «отлично», после чего каждому из них было присвоено звание «космонавт».

Юрий Гагарин, Герман Титов и Григорий Нелюбов на Красной площади

Экзаменационная комиссия рекомендовала следующую очерёдность космонавтов в предстоящих полётах: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович. Получается, что о том, кто будет первым космонавтом, члены отряда узнали ещё в январе 1961 года. В этой же последовательности изготавливались и индивидуальные скафандры «СК-1» для шестёрки, но из-за задержек завод успел обеспечить ими только троих: Гагарина, Титова и Нелюбова.

Великолепная семёрка

В отличие от советских властей, американцы не делали секрета из подготовки астронавтов. Отбор начался в ноябре 1958 года. В качестве кандидатов рассматривались мужчины возрастом от 25 до 40 лет, ростом не выше 180 см. Первоначально профессиональная принадлежность не имела значения — в кандидаты мог, например, записаться физик с опытом работы в лаборатории не менее трёх лет. Но президент Эйзенхауэр своим решением постановил, что астронавтов следует искать среди военных лётчиков-испытателей. В итоге были отобраны 110 человек. После медико-психологического обследования и «стресс-испытаний» в группе осталось 18 пилотов, а утверждены были всего семеро «финалистов»: Джон Гленн, Вирджил Гриссом, Скотт Карпентер, Гордон Купер, Дональд Слейтон, Алан Шепард, Уолтер Ширра. Газетчики тут же окрестили их «великолепной семёркой», и не зря: все они были опытными лётчиками с феноменальной выносливостью. Будущие астронавты были представлены публике на пресс-конференции в Вашингтоне 9 апреля 1959 года и с тех пор находились под пристальным вниманием СМИ. Например, журналы Life и Popular Mechanical в том же году опубликовали целую серию материалов о семёрке и их семьях.

9 и 25 марта состоялись полёты кораблей 3КА, которые представляли собой точные копии «Востока», только вместо пилота в кресле находился манекен в скафандре, прозванный «Иваном Ивановичем». Каждый раз шестёрка космонавтов отправлялась на полигон Тюра-Там (известный ныне под названием «космодром Байконур»), чтобы наблюдать за подготовкой к старту и тренироваться в надевании скафандров.

Шестёрка космонавтов на полигоне Тюра-Там

В одно из таких посещений, 23 марта, на полигон пришла страшная весть: в сурдокамере погиб слушатель отряда Валентин Бондаренко. Случилось это на десятый день изоляции, которая должна была продолжаться пятнадцать суток. Утром слушателю сообщили, что очередной эксперимент подходит к концу, и разрешили снять медицинские датчики. Сняв их, Валентин протёр кожу ватным тампоном, смоченным в спирте, и бросил его, не глядя, в корзину для мусора. Но она упала на включённую электроплитку, и атмосфера сурдокамеры, насыщенная кислородом, вспыхнула. Пламя охватило всё помещение, загорелся шерстяной костюм. Дежурный врач не мог сразу открыть герметичную дверь: за ней поддерживалось пониженное давление. Однако, когда Бондаренко вынесли из камеры, он был ещё в сознании и повторял: «Никого не вините, я сам виноват». Восемь часов врачи Боткинской больницы боролись за его жизнь, но спасти Валентина не удалось — он скончался от ожогового шока.

Космонавтов потрясла весть о гибели товарища: к Бондаренко все очень хорошо относились, он был общительным и к тому же самым младшим в отряде. В апреле 1961 года было издано особое распоряжение министра обороны, в котором говорилось: «Обеспечить семью старшего лейтенанта Бондаренко всем необходимым как семью космонавта».

Серьёзную озабоченность вызывал и сам предстоящий полёт. «Восток» оставался ещё очень «сырым» кораблём; система жизнеобеспечения работала со сбоями; оба беспилотных варианта приземлились с большим перелётом, что требовало расследования. Тем не менее для того, чтобы опередить американцев, Совет главных конструкторов и командование ВВС приняли решение о старте пилотируемого корабля.

Старт ракеты-носителя «Восток«

Как хорошо известно, 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин на корабле «Восток» совершил одновитковой полёт вокруг Земли. Его успешное завершение доказало главное: человек может жить и сохранять работоспособность в условиях длительной невесомости. К следующему полёту начали готовить Титова и Николаева, а Нелюбова назначили на трёхсуточный рейс, который должен был состояться в ноябре. 6 августа стартовал «Восток-2» с Германом Титовым на борту: в течение суток космонавт опробовал различные системы корабля, наблюдал и фотографировал Землю. Однако его состояние к моменту приземления заметно ухудшилось, что вызвало тревогу у медиков: начались разговоры, что более длительное воздействие невесомости опасно для человека.


Герман Титов сделал фотоснимки Земли из космоса

После возвращения Титова планы опять поменялись — вместо одного длительного полёта было решено организовать групповой рейс из двух кораблей. Однако он состоялся только по прошествии года. «Восток-3» с Андрияном Николаевым стартовал 11 августа 1962-го; через сутки к нему на орбите присоединился «Восток-4» с Павлом Поповичем. Оба космонавта вернулись на Землю 15 августа, установив новый рекорд и посрамив скептиков: в ходе полёта Николаев и Попович не только полностью выполнили программу экспериментов, но и отвязывались от пилотского кресла, осваивая работу в невесомости. Кроме того, они провели военные учения: Попович вручную наводил иллюминатор корабля как прицел на условную цель — корабль Николаева.

Андриян Николаев и Павел Попович

К сожалению, в самом отряде космонавтов не всё было в порядке. В марте 1962 года из-за «самоволок» в Москву был уволен Марс Рафиков, а Ивану Аникееву вынесли строгое предупреждение. Надолго он не задержался. 27 марта 1963 года Иван Аникеев, Григорий Нелюбов и Валентин Филатьев вступили в конфликт с военным патрулём в буфете на железнодорожной станции Чкаловская, после чего их в назидание остальным отчислили из отряда. Наиболее тяжело переживал отлучение от космоса Нелюбов. Несколько раз он приезжал в Москву, пытаясь добиться встречи с руководством ЦПК и Королёвым, начал много пить и в результате покончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд 18 февраля 1966 года.

Лунный мемориал

«Павший астронавт», памятник всем погибшим покорителям космоса, установленный на Луне

В начале августа 1971 года на Луну высадились Дэвид Скотт и Джеймс Ирвин — астронавты экипажа «Аполлон-15». Среди их заданий была одна особенная миссия. Они установили миниатюрный мемориал погибшим покорителям космоса. Мемориал состоял из маленькой фигурки человека в скафандре, изготовленной бельгийским художником Полем Ван Хейдонком, и таблички, на которой Дэвид Скотт собственноручно выгравировал имена восьми американских астронавтов и шести советских космонавтов. В этом списке перечислялись: Владимир Комаров (погиб 24 апреля 1967 года), Юрий Гагарин (погиб 27 марта 1968 года в авиакатастрофе), Павел Беляев (умер 10 января 1970 года от перитонита), Георгий Добровольский, Виктор Пацаев и Владислав Волков (все трое погибли 30 июня 1971 года при разгерметизации спускаемого аппарата корабля «Союз-11»). Табличка должна была увековечить память тех, кто лично участвовал в первом десятилетии напряжённого космического соревнования сверхдержав, но по тем или иным причинам ушёл из жизни, так и не узнав, чем оно завершилось. Через много лет стало известно, что в списке погибших советских космонавтов не хватает двух фамилий: Валентина Бондаренко и Григория Нелюбова. Узнав об этом, Дэвид Скотт высказал сожаление: если бы трагические истории Бондаренко и Нелюбова не были засекречены, то он, без сомнения, внёс бы их в список мемориала.

Смотрите также