Как выбрать духовника мирянину


Как правильно выбрать духовника?Дышу Православием

Для начала приведём выдержки из сборника изречений святых отцов «Духовный руководитель и отношение к нему православного христианина» (издание АО «Скит». Москва. 1993 г.), сборника, который очень полезно прочитать каждому православному христианину.

«Руководителем в духовной жизни для всякого христианина обязательно должен быть священник-духовник, к которому должно прибегать не только для исповеди, но и на учение«.

«Постарайся всю жизнь иметь духовного отца, открывать ему свои грехи и мысли, немощи и искушения, пользуйся его советами и наставлениями – тогда удобно обрящещь Царство Небесное«.

«Без ближайших руководителей нельзя свято прожить на земле. Ты найдёшь их в Церкви, где Дух Святый поставляет их пасти стадо Христово. Умоли Господа даровать тебе благопотребного духовника в час нужный, и без спроса твоего он изречет тебе утешительное слово. Дух Божий научит его, что подобает сказать тебе, и ты услышишь от него, что угодно Богу «.

«Предай сердце твоё в послушание духовному отцу твоему, и Благодать Божия будет обитать в тебе«.

Вот, лишь немногие высказывания святых отцов, относящиеся к взаимоотношениям православного христианина с его духовным руководителем.

Великое счастье для христианина – найти себе достойного духовника, который возьмёт на себя ответственность перед Богом за духовную жизнь своего «чада», будет молиться за него, следить за его духовным ростом, руководить им во всех случаях его жизни, направляя на путь добродетели, ведущий в Жизнь Вечную.

Для христианина, имеющего духовника, путь разрешения встающих перед ним жизненных проблем совсем иной, чем у людей «мира сего», живущих без Веры, вне Церкви и потому блуждающих в потёмках неведения относительно вещей и явлений настоящей жизни.

Когда перед такими «нецерковными» людьми встают различные жизненные проблемы, они вынуждены решать их, полагаясь только на свой собственный разум, жизненный опыт, или на совет таких же, как они сами, «нецерковных» людей. Как правило, в таких случаях, проблемы остаются неразрешенными, или разрешение их влечёт за собой другие, не меньшие проблемы.

Это происходит потому, что причина всех бед и проблем человека находится в нём самом, в отделённости его души от Бога, в нарушении внутренней душевной гармонии вследствие накапливаемых в течение жизни грехов.

Нельзя без последствий нарушать Заповеди Божии!

Если в двигатель автомобиля, вместо моторного масла, вы нальёте подсолнечное – он испортится. Если ёлочную гирлянду, рассчитанную на 127 вольт, вы включите в розетку на 220 вольт – она «перегорит».

Потому что создатели двигателя и гирлянды, разрабатывая их, предусмотрели для своих изделий определённый режим работы, нарушение которого влечёт за собой выход их из строя.

Также и Бог, создавший человека, дал ему Заповеди Свои как правила, выполняя которые человек поддерживает свою душу в «нормальном», гармоничном состоянии.

Разумный человек, если у него сломался телевизор, обращается к мастеру, человеку, который специально обучен и знает, как этот телевизор починить.

Неразумный – начинает сам ковырять микросхемы отвёрткой или зовёт соседа, который, не будучи специалистом, лишь помогает хозяину доломать этот телевизор.

Подобно тому и люди «мира сего», сталкиваясь с жизненными проблемами, являющимися следствием их грехов, пытаются решить их сами либо, что ещё хуже, бегут к «соседям» – колдунам, экстрасенсам, гадалкам.

Результат неизбежно печален.

Христианин, старающийся соблюдать Заповеди Божии, имеет чистую совесть и мир в душе; происходящие с ним события внешней жизни не разрушают его внутренней гармонии, но способствуют ещё большему совершенствованию духа; так же, как огонь и вода, закаляют железо, делая его прочной сталью.

Православный христианин, столкнувшись с какой-либо жизненной проблемой, идёт за советом к духовнику, зная, что он просит ответа на свой вопрос не у человека, пусть даже праведного и духовно опытного, но у Бога, Который видит его Веру, и подаёт ему через духовника необходимый совет и благословение.

Получив благословение духовника на какое-либо дело, христианин, не сомневаясь, исполняет его как послушание, и Господь непременно подаёт ему в этом Свою Благодатную Помощь.

Церковь устами старцев учит: «Предай сердце твоё в послушание духовному отцу твоему, и Благодать Божия будет обитать в тебе».

Вопрос: Как начинающему христианину найти себе духовного руководителя?

Ответ: Церковь предоставляет христианину право самому избрать себе духовного наставника. Прекрасно, если им станет священник из ближайшего храма.

Но, так как устроение души каждого христианина сугубо индивидуально, священники же по складу характера, духовному опыту также различны, то очень важно найти такого духовника, чтобы между христианином и избранным им духовником был сердечный контакт, взаимопонимание и полное доверие.

Тогда духовное руководство даст добрые плоды.

Можно дать несколько практических советов людям, желающим найти себе духовного наставника:

Прежде всего помолитесь усердно Богу, прося Его даровать вам рассудительного и доброго наставника. Как попросите – так и получите.

Пойдите в ближайший храм, во время богослужения обратите внимание на священников.

Постарайтесь сердцем почувствовать – к кому оно расположится.

Подойдите к этому священнику на исповедь, покайтесь в грехах, задайте волнующие вас вопросы (только не отнимайте у него время на пустословие, говорите кратко и о действительно важном).

В зависимости от того: внимательно или равнодушно, с участием или безразлично отнесётся к вам священник, определите сами – доверить ли ему решение своих наболевщих проблем или ограничиться исповедью и разрешением от грехов, и потом искать другого духовника.

Но, уж если доверили и получили от него совет и благословение, – свято выполняйте, как полученное от Самого Господа, и не бегайте потом от одного священника к другому в надежде на изменение не понравившегося вам наставления.

Через всех священников равно действует один и тот же Христос, и потому дважды обращаться с одним и тем же вопросом к разным священникам (если в первый раз вам дали конкретное благословение – как поступать) – грех.

Если в ближайшем храме вам не удалось найти священника, которому вы решились бы доверить свою душу для духовного руководства, не переживайте.

Ещё в дореволюционной России многие ездили решать важные вопросы своей жизни в Оптину Пустынь к великим старцам, в Дивеево, в другие места, где находились прославленные высотой духовной жизни священники.

По мере того как вы начнёте посещать храмы и вступите в общение с другими православными христианами, вы услышите, в каких храмах, какие священники пользуются авторитетом и любовью среди прихожан, и ваши возможности найти себе духовного руководителя значительно расширятся.

«Если нет опытного наставника и христианин будет ходить к духовнику, какой есть, то за смирение покроет его Господь». (Духовный руководитель и отношение к нему православного христианина. Издание А.О».Скит» Москва. 1993.)

Желающим обрести духовного наставника нужно помнить слова Господа Иисуса Христа: «Просите и дано будет, ищите и найдёте».

Главное – не переставайте усердно молить Господа, и Он дарует вам наставника во Спасение.

священник Александр Торик

dishupravoslaviem.ru

Если нет духовника | Православие и мир

«Как найти духовника?» – когда священник слышит этот вопрос, он радуется за человека, который задал его. Радуется, что тот осознал, что в духовной жизни недостаточно полагаться только на свое мнение, но необходимо и внешнее руководство. Священник радуется и за себя, что встретил такого живого, искренне ищущего пути спасения человека. Ведь сколько людей, хоть и называют священников пастырями, в сущности, «пасут» себя сами. Хоть и обращаются к священнику: «отец», а на самом деле предпочитают жить беспризорниками.

Протоиерей Сергий Николаев

«Сегодня самое необходимое для людей – это найти духовника, исповедоваться ему, доверять ему и советоваться с ним» – такой ответ о устроении духовной жизни дает преподобный Паисий Святогорец, почивший в 1994 году, то есть относительно недавно. Самое необходимое… Значит, надо искать духовника.

Кто такой духовник или духовный отец? Прежде всего, это священник, которому регулярно исповедуются. Когда-то для большинства верующих духовником был священник приходского храма. Люди были проще, не так самолюбивы и спокойно принимали те внешние обстоятельства, которые им выпадали волей Божией. Все губернии, города и селения России делились не только на улицы и кварталы, но и на приходы.

Как-то, ответив на вопрос, на какой улице я живу, мне довелось услышать: «А какого это прихода?» То есть, раньше личность духовника для значительной части населения определялась волей Божией, указом епархиального начальства и местом жительства. Люди исповедовались, спрашивали совета и принимали поучения от своего приходского батюшки. «Обращаться за советом то туда, то сюда неодобрительно. Всем советник, Богом определенный духовник, которым обычно бывает приходской священник» (святитель Феофан Затворник).

Правда, если кто-то искал большего в духовной жизни, то, при полном уважении к Богом данному пастырю, не возбранялось прибегать к помощи другого духовника или искать наставника в каком-либо монастыре. Как в мирской жизни, кому-то довольно начального образования, кто-то старается получить среднее, а иной дерзает на высшее, так и в жизни духовной.

Несколько лет назад мы собирали материалы о жизни монахини Евфросинии (Хрульковой) (1873-1968 гг.), похороненной на нашем приходском кладбище и очень почитаемой в этой местности. Девочкой она попала в богадельню при церкви. Много времени проводила в доме священника с его детьми, и батюшка беседовал с ней. Он увидел, что отроковица нуждается в более, так сказать, «квалифицированном» руководстве, и благословил ее искать себе духовника в Троице-Сергиевой лавре. Поездка в лавру стала для Евфросинии судьбоносной, Господь послал ей замечательного духовника, и позже она стала монахиней. Это известная практика, когда приходской священник кому-то советует искать более опытного или грамотного духовника, или рекомендует некое лицо конкретно.

Духовник не только выслушивает исповедь, он молится за человека, доверившего ему свою совесть.

И Господь, снисходя к обоим, вразумляет духовника, какое сказать слово кающемуся. Или промолчать. Или пожалеть. А может, сегодня и пожурить. А кого-то требуется поддержать, вдохновить. Поэтому так важно ходить на исповедь к одному священнику, тогда ему будет проще узнать устроение кающегося, проще оказать помощь. Здесь все имеет значение: возраст кающегося, его семейное положение, природный ум и интеллект, воспитание и образование, здоровье и немощи, бодрость и медлительность. Рекомендации всегда будут разные. Именно поэтому невозможно получить полноценный совет из книг или с сайтов.

Духовничество – обязанность священника, так же, как и проповедь. Но способности и таланты у людей бывают разные. Можно заметить, что в храме, где служат несколько священников (так же, как в монастырях, где мирских и духовных исповедуют несколько иеромонахов), к одним на исповедь стоят в очередь, а к другим редко подходят по одному. Разные таланты, как говорится, «одним крестить, а другим благовестить». Зато в Церкви каждый может найти помощника по себе. Как? Ходить в церковь на службу, исповедоваться, причащаться и приглядываться. Молиться, просить Господа устроить встречу, открыть человека. И постепенно Господь расположит к кому-то сердце. Как девушки молятся о женихе – с надеждой, что Господь устроит все лучшим образом, и в то же время, поглядывая по сторонам: не он ли?

Как узнать, что именно этому духовнику стоит довериться?

Если продолжить сравнение с девушкой, ищущей жениха, то умные люди посоветуют ей быть осторожнее в общении с «журнальным» красавцем, поражающим светским лоском и умелым обращением с женским полом. Так же, ищущим руководства в духовной жизни, опытные люди советуют не искать себе духовных руководителей с непременными залогами святости: прозорливых, чудотворцев и несущих великие подвиги. О которых святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Избираются нами в руководители преимущественно те наставники, которых мир провозгласил святыми, и которые находятся или в глубине прелести, или в глубине неведения».

Как тиха и прикровенна истинная любовь, так тиха и прикровенна бывает истинная святость. Все мы разные, и каждый ищет себе духовного собеседника по сердцу. Это хороший компас. Но необходима и рассудительность. А если с этим туго, то ничто не мешает нам вновь обратиться за советом к святителю Игнатию. «В духовнике, по моему мнению, великое достоинство – простота, неуклонное последование учению Церкви, чуждое всяких умствований». Святитель предостерегает от «умных по-своему», от тех, чьи взгляды и мнения рознятся от церковных. Они «никуда не годятся для душевного назидания». А в остальном, выбирай сам – «и строгий, и умный, и милостивый, и снисходительный, и простосердечный, но верный сын Церкви могут быть одинаково полезны».

Всякому ли человеку нужен духовник? А если кто-то уже сам является духовником для многих людей, имеет духовное рассуждение?

Как говорил преподобный Паисий Святогорец, «насколько бы духовным ни был человек, насколько бы хорошо он ни умел сам раскладывать по полочкам, касающиеся его вопросы – он не может найти внутреннего покоя, потому что Бог хочет, чтобы человек получал помощь от человека и исправлялся через человека. Благий Бог устраивает это для того, чтобы человек смирялся». Господь так устроил, что человек не может иметь правильного мнения ни о себе, ни о мире без помощи другого человека – И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному (Быт. 2, 18). Каждому человеку необходим помощник. Из личных воспоминаний и жизнеописаний лучших представителей нашей Церкви мы знаем, что духовных советов искали люди самой святой жизни и самых высоких рангов. И если кто заботится найти хорошего духовника, то хорошо бы найти такого, кто сам живет под духовным руководством или советом.

Помню, одна благочестивая верующая женщина все восклицала: «Как счастливы те, у кого есть духовник!» Она была знакома со множеством духовенства. Причем, у нее был талант знакомиться с самыми известными и замечательными батюшками. Но прилепиться она ни к кому не смогла, духовника у нее не было. Она говорила: «Духовника ведь надо будет слушаться, а вдруг у меня не получится, это же грех будет».

Есть такая боязнь послушания. Потери свободы. Это ошибка.

Опытный духовник никогда не ставит задачи сверх меры или против устроения человека. Московский старец праведный Алексий Мечев, когда его спрашивали, как поступить, обычно задавал встречный вопрос: «А ты сам-то как думаешь?» И от этого ответа уже исходил, давая совет. Никакого принуждения. Та же практика усматривается и у других известных духовников из воспоминаний их духовных чад. Духовник обычно не нарушает внутреннюю свободу, а дает свободу выбора. Не приказывает и не просит, а оставляет на личное усмотрение. «Не заедешь ли?», «не хочешь сделать то-то?», «можешь пойти?..» Духовники нужны «только, чтоб облегчть следование Евангелию, а не для послушания себе», – писал игумен Никон (Воробьев).

Духовного отца надобно слушаться, как отца по плоти и доверять ему, как отцу. Но в обращении с духовными чадами духовник часто бывает скорее матерью. Про схииеромонаха Алексия (Соловьева), старца Смоленской Зосимовой пустыни, духовные чада вспоминали: «Старец Алексий был больше похож на мать, чем на отца, – столько ласки и нежности, столько терпения он проявлял ко всем». То же чувство материнской заботы осталось в памяти чад многих духовников, как прошлого времени, так и современности. Знаю, что в одной современной духовной семье в день именин духовника чада поздравляют его песней «Слово “мама” дорогое…».

На то послушание духовнику, о котором мы читаем во всевозможных патериках, современный человек вряд ли способен. Хотя на что-то годимся и мы. «Есть три степени послушания – обращение за советом в случае полного своего недоумения; исполнение советов, совпадающих с нашими мыслями, наклонностями, с нашей точкой зрения; и, наконец, исполнение послушания, даже когда оно противоречит нашим взглядам и желаниям, – только это и есть истинное послушание». На первую ступеньку встать может каждый. Задать вопрос и услышать правильный ответ. Есть и такая форма отношений между духовником и чадом. И даже в этом случае человек получает пользу, воспитывается, назидается.

Иногда слышишь мнение, что время духовничества прошло, что нужно руководствоваться Священным Писанием и трудами святых отцов. При этом ссылаются на святителя Игнатия (Брянчанинова). Святитель действительно писал о крайнем оскудении духоносных старцев и советовал изучать писания, но считал необходимым и совет: «Духовное жительство, предоставленное Промыслом Божиим нашему времени… основывается на руководстве в деле спасения Священным Писанием и писаниями святых отцов, при совете и назидании, заимствуемых от современных отцов и братий». Как и его современник, святитель Феофан Затворник: «Правду говорит Н., что ныне нет настоящих руководителей. Однако ж с одним писанием и отеческими уроками оставаться не следует. Необходимо и вопрошение». Оглядываясь на прошедшую жизнь, святитель Игнатий сожалеет о бывших духовных ошибках, случившихся «по избытку гордости, не склоняющейся вопросить совета у ближнего». Именно он советует «жительство по совету».

И опять обратимся к опытному духовнику, преподобному Паисию Святогорцу, который говорил: «Если, имея духовника, люди устраивают свою жизнь так, чтобы в ней находилось место молитве и чтению духовных книг, если они ходят в храм, причащаются, тогда в этой жизни им нечего бояться».

Опубликовано в православном женском журнале «Славянка», №1(61), январь-февраль 2016г.


17 декабря, в 15.00 в  рамках XIX выставки-ярмарки народных художественных промыслов России «Ладья. Зимняя сказка» (Москва, Краснопресненская наб., 14 (ЦВК «ЭКСПОЦЕНТР», павильон №2, конференц-зал) пройдет презентация юбилейного номера Православного женского журнала «Славянка».
В презентации примут участие главный редактор «Славянки» Сергей Тимченко, протоиерей Ярослав Шипов, писатель, певица Ольга Масальская.

 

www.pravmir.ru

«До послушания надо дорасти» / Православие.Ru

Большинство книг о духовничестве написаны монахами. Универсальны ли их советы, применимы ли они к мирянам? Возможно ли в миру абсолютное послушание духовнику? С этими вопросами мы обратились к духовнику города Москвы, настоятелю храмов иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыне и Рождества Пресвятой Богородицы в Крылатском, протоиерею Георгию Брееву.

– Отец Георгий, в чем смысл послушания духовнику?

– В доверии. Подлинные отношения между людьми невозможны без доверия. Тем более в духовной жизни. Только если человек почувствует, что пастырь понимает его душу, ведет его ко Христу, он поверит ему и постарается исполнить его совет. Но многое зависит и от мирянина, от его запросов. Иногда исповедуешь пятьдесят, сто человек. И после исповеди поражаешься: только один или два из заданных всеми ими вопросов были духовного порядка. То есть те вопросы, для решения которых пастырь и поставлен Богом. И радуешься, что человек задает такие вопросы – значит, ему открылся духовный путь, он хочет в нем ориентироваться! Но многие обращаются с бытовыми проблемами, с которыми люди нецерковные идут к психологу или адвокату. Такие вопросы ложатся на пастыря неблагодатным бременем. Священнику ли решать, как тебе разменять квартиру, разделить имущество с родственниками, переходить ли на другую работу? Это же не духовные вопросы. Однако мы не можем их игнорировать, раз человек спрашивает нас. Одна женщина в присутствии молодого иеромонаха пожаловалась преподобному Амвросию Оптинскому, что у нее мрут индюшки. Он посоветовал ей, чем их кормить. Когда женщина ушла, иеромонах спросил преподобного, стоило ли тратить время, отвечая на совершенно бытовой вопрос. Старец Амвросий ответил ему: «Знаешь ли ты, что в этих индюшках вся ее жизнь?» Когда я это читал, удивлялся, как же преподобный правильно рассудил! Женщина ушла от него радостная – она знала, что нужно делать.

По-человечески понятно, почему и для решения бытовых проблем верующие обращаются за советом к священнику. Но велика вероятность, что в этом случае совет даже очень опытного священника будет не таким удачным, как его же ответ на духовный вопрос. Когда мне задают такие вопросы, вспоминаю слова Спасителя: «…Кто поставил Меня судить или делить вас?» (Лк. 12, 14). Задача священника – помочь человеку прийти ко Христу, а не решать за него бытовые проблемы.

– А в духовных вопросах человек должен беспрекословно слушаться духовника?

– Что значит «должен»? Послушание в духовной жизни – способность слышать глас Божий. Образец послушания дал нам Христос: «…Ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца» (Ин. 6, 38). Все лица Святой Троицы равны, но Единородный Сын пришел явить тайну человеческому роду, показать, что такое божественная любовь, согласие и единение, в чем их основа – именно в том, что Он, равный Отцу, готов быть Ему во всем послушным и исполнить Его святую волю. И был послушен Отцу до смерти крестной: «…Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26, 42), – молился Он в Гефсиманском саду. Гонитель христиан Савл услышал глас Божий и стал апостолом Павлом, так же послушным до смерти. Иоанну Предтече был глас в пустыне, и он исполнил волю Божию. И другие пророки в разное время слышали глас Божий, шли и исполняли его (обличали, исправляли нравы), а их побивали камнями. То есть принцип послушания передан нам пророками, апостолами и Самим Господом. Такое послушание нельзя навязать, до него человек может дорасти. Дорасти до высочайшего понимания свободы личности. И только под руководством пастыря, который сам имеет опыт подлинного послушания. Когда же молодой священник (младостарец, как их сейчас называют), который о послушании только в книгах читал, начинает диктовать прихожанину свою волю, он подавляет его личность. Это страшное искажение духовной жизни. Если такой пастырь возомнит, что священнический сан ставит его над пасомым судьею, такое духовничество сомнительно, и принцип послушания нарушен. В мирянине такой же образ Божий, Бог его так же любит. Если священник сам воспитал себя в послушании Церкви, он это понимает и не пытается заслонить собой Христа. Только тогда возможно настоящее послушание, как подчинение себя воле Божией, и оно красиво, величественно, божественно, способно постепенно переродить человека.

– Многие аскетические книги о послушании написаны монахами и для монахов. Насколько применимы их советы к мирянам? Отличается ли монашеское послушание от мирского?

– Конечно, отличается. Монах при постриге дает Богу обеты отречения от всех земных привязанностей. Мне кажется, сохранить эти обеты можно только при послушании. Правда, еще в XIX веке святитель Игнатий Брянчанинов писал, что нет настоящих духовников, которым можно безоговорочно доверять, и советовал христианам обращаться к Священному Писанию и святым отцам. А ведь это было время оптинских старцев – вся Россия к ним ездила! И святитель Игнатий тоже был в Оптиной, общался со старцами. Но надо понимать, что сам святитель Игнатий – дворянин, прекрасно образованный офицер – предпочел карьере и знатности монашество, прошел все ступени послушания, жил по-настоящему святой жизнью и во всем искал совершенства. Он не находил духовников, отвечающих его высоким духовным запросам. Наверное, у современных христиан, в том числе и у начинающих монахов, запросы не такие высокие, как у святителя Игнатия. Я не монах, поэтому мне трудно судить о монашестве, но думаю, что в основе монашеского подвига лежит послушание. Послушание Богу, умение видеть в своем собрате или руководителе того, через кого Бог ведет тебя к Себе. Иногда, возможно, и непростым путем, но для тебя необходимым.

В идеале это относится и к мирянам. Внешнее подражание монашеству невозможно – мирянин не дает обетов, не живет в монастыре, у него есть мирские обязанности. Но духовный смысл послушания одинаков для всех христиан. Каждый человек может дорасти до понимания этого смысла. Навязать же послушание нельзя. Вспомните апостола Павла: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов. И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, Потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы, и не по человеческому ли обычаю поступаете?» (1 Кор. 2, 14 – 3, 3). А в Послании к Галатам он пишет: «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным» (Гал. 6, 1). Паства одна, но апостол подчеркивает, что уровень духовности у всех разный. И священнику надо это учитывать, не налагать на людей бремена неудобоносимые. Послушание – божественная категория, но прежде, чем ее приложить к кому-то, нужно знать этого человека, чувствовать, что он готов свободно исполнить послушание (и, повторяю, это возможно, если священник сам имеет опыт послушания). Иначе послушание для человека станет синонимом насилия. По вине священника будет поругано святое понятие.

– Но многие ли священники сегодня имеют опыт послушания?

– Пастырей никогда не было много. Господь говорил ученикам Своим: «…Жатвы много, а делателей мало…» (Мф. 9, 37). Большинство священников были рукоположены в девяностые годы и позже, многие из них тогда только к вере пришли. Но ведь и количество прихожан за двадцать лет увеличилось в сотни раз. Опять же большинство пришло к Богу в зрелом возрасте. С чего обычно взрослые люди начинают духовный путь? С потребности осознать себя, получить веру, потом – очистить душу, примириться с Богом. И тогда приходит прозрение: моя жизнь, поступки еще далеки от христианства. Естественно, человек просит священника уделять ему больше времени, вразумлять, воспитывать в благочестии. И молодым священникам ох как непросто. Тем более даже в Москве много приходов, где служит только один священник. Церковный народ любит священников, можно даже сказать, что священник купается в море внимания, заботливого отношения. И некоторые из этого внимания делают неправильные выводы, что их Бог поставил быть духовными светочами, опытными руководителями. Это очень актуальные проблемы, недаром Святейший Патриарх неоднократно давал резкую оценку младостарчеству, в основе которого переоценка себя, гордость. Надо проявлять рассудительность, смирение. Я ведь не случайно вспоминал слова святителя Игнатия Брянчанинова о том, что нет опытных духовников. Это в девятнадцатом веке, во времена оптинских старцев! Что же говорить о нашем времени? Самые опытные современные или недавно ушедшие духовники – отец Савва из Псково-Печерского монастыря, отец Иоанн (Крестьянкин), отец Кирилл (Павлов) – смиренно считали, что они не являются духоносными старцами, о которых мы читаем в патериках. Отец Кирилл (после смерти отца Саввы он стал моим духовником) говорил мне: батюшка, сейчас надо упрощаться, быть, как младенцы. Я думаю, что он имел в виду умаление себя, низложение гордыни, а через это – понимание, что Бог нас ведет, творит через нас Свою волю. Помните, Господь призвал дитя и сказал ученикам: «…Кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном…» (Мф. 18, 4). Малые дети открыты для послушания, способны выполнить волю родителей, у них нет злобы, противления, желания сделать наоборот. Потом, когда чуть-чуть подрастают, все это приходит, накладывает отпечаток, душа перестает понимать, что от нее требуют. Но эта младенческая простота все же остается самым глубоким духовным принципом, который нельзя игнорировать.

– Батюшка, а как же новоначальному разобраться, насколько духовный совет дает ему священник? Допустимо ли, на ваш взгляд, просить объяснить совет, если он непонятен?

– Не просто допустимо, а хорошо, когда люди вопрошают. Если человек не имеет интереса к духовной жизни, он и не будет спрашивать. И как понять, удовлетворен ли он твоим советом, готов ему последовать или начнет сам разбираться в потемках своей души. А когда просит объяснить, священник понимает, что идет духовная работа. Вспомните, как творился мир: сначала все было в хаосе, потом появились проблески света. Так и в душе новоначального.

А как разобраться?.. Я еще в молодости, когда читал жития святых, задумывался: чем их наставления отличались от наставлений обычного приходского священника? Допустим, приходит к опытному подвижнику крестьянин из глубинки. Он специально много дней добирался до монастыря, чтобы спросить совета у этого духовника! А старец ему говорит простые слова: спасайся, дорогой, Бога не забывай, и Он тебя не оставит. И человек уходит окрыленный, переродившийся. Казалось бы, разве приходской священник не сказал бы то же самое? Но в словах подвижника была огромная духовная сила. Одни и те же слова могут иметь совершенно разное воздействие. Новоначальному надо в первую очередь объяснить: в храм он приходит, чтобы встретиться с Господом. И Бог может ему открыться либо через священника, либо через собрата, с которым он будет вместе возвращаться со службы. Не понял прочитанное Евангелие или проповедь – не стесняйся, подойди к священнику, попроси объяснить. Если человек пришел не для ревизии – правильно или неправильно сказал священник? – а чтобы понять богослужение, смысл православной веры, он разберется. Пусть сначала всего два слова поймет и примет – значит, на сегодня достаточно. В следующее воскресенье еще два слова лягут ему на сердце. Это уже духовный рост.

– Значит, надо слушать свое сердце? А авва Дорофей говорил, что нет ничего опаснее, чем верить собственному сердцу. Это чисто монашеская рекомендация?

– Еще древние мудрецы считали сердце источником жизни: «Больше всего хранимого храни сердце твое; потому что из него источники жизни» (Притч. 4, 23). И Сам Спаситель говорил: «…Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6, 21). Сердце – центр духовной жизни. Но прислушиваться к нему надо, чтобы соблюдать Божии заповеди. «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Святые отцы ни в коем случае не игнорировали заповеди. Смысл их советов – слушать духовника через сердце, чтобы узнавать волю Божию непосредственно от того, кому эта воля открыта через его подвижническую жизнь. Это другой уровень духовности, сегодня вряд ли возможный. Во всяком случае, в миру.

– Отец Георгий, а может ли христианин менять духовника?

– Я считаю, что может. И, кстати, святитель Игнатий Брянчанинов менял не раз. Духовник не может силой своей власти или сана закабалить душу другого человека. А я встречал таких ревностных не по разуму пастырей. Лет пятнадцать назад служил у нас в храме молодой священник. Через три месяца он прибежал ко мне и радостно сообщил: «Знаешь, батюшка, сколько у меня духовных чад? Пятьсот человек!» «Как же ты смог их посчитать?» – удивился я. Я к тому времени уже двадцать пять лет служил священником и никогда не задумывался, сколько их у меня. Потому что не нашего ума это дело. Один сегодня окормляется, а завтра скажет, что нашел другого, более опытного руководителя. Да пожалуйста, миленький, иди. Вот если человек молился, просил Бога, чтобы Он дал ему духовника, и вдруг ему открывается, что этот священник отвечает на запросы его души, способен его окормлять, можно говорить о духовничестве. А как за три месяца можно обрести пятьсот духовных чад? По-моему, только одним способом. Подошел человек случайно к тебе на исповедь, а ты ему говоришь: «Первый раз исповедуешься? Больше ни к кому не ходи». А некоторые даже угрожают: уйдешь от меня, завтра твою жену парализует, послезавтра сам заболеешь… Это уже полное непонимание смысла священнического служения. Человек может только свободно избрать себе духовника. Конечно, если он меняет духовников как перчатки, это тоже ненормально, но и священник не имеет права насильно привязывать к себе людей. Мне многие жалуются: батюшка, у меня возникло недоверие в отношениях с духовником, он меня постоянно ругает, я плачу, не понимаю его. Я говорю: спокойно, без обиды отойдите от него, найдите другого. Священник – не Бог, не спаситель твоей души, а только руководитель. Руководителя же, как все мы знаем, всегда можно менять. Поступаем мы после школы в институт, устраиваемся после института на работу, переходим с одной работы на другую – всегда при этом меняется наш руководитель. Тот же аспирант может начать работу над диссертацией под руководством одного ученого, а закончить под руководством другого. Святитель Василий Великий, который в юности учился в разных языческих школах, учил: берите в миру все хорошее, как пчела, которая собирает полезное с разных цветов. Если есть внутренняя потребность, можно спокойно, не оскорбляя своего духовника, найти себе другого.

– Обязательно ли вообще верующему человеку иметь духовника?

– Человеку дана свобода. Если он почувствует, что кто-то более опытный может наладить его духовную жизнь, молитву, помочь глубже понять смысл нашей веры, он, естественно, рано или поздно найдет духовника. Но есть люди, которые периодически исповедуются и причащаются, но не интересуются ни литературой, ни работой над своей совестью. Раз у них есть потребность исповедоваться и причащаться, мы не можем считать их неверующими. Как и все, в церковных таинствах они получают благодать. Но это начальная вера, и, если она удовлетворяет человека, он не хочет двигаться дальше, вряд ли ему необходим духовник. А вот для духовного роста духовник нужен. Но обрести духовника можно только тогда, когда появится внутренняя потребность.

Беседовал Леонид Виноградов

pravoslavie.ru

О священстве, пастырстве и духовничестве / Православие.Ru

Что есть священство, пастырство, духовничество, в чем смысл и отличие этих понятий? Как выбрать духовника? Можно ли переходить от одного духовного наставника к другому? Что такое младостарчество, отчего оно возникло, является ли для Церкви проблемой? На эти и другие вопросы мы попросили ответить преподавателя Сретенской духовной семинарии протоиерея Вадима Леонова.

– Отец Вадим, вы уже много лет преподаете в Сретенской семинарии, готовите будущих священнослужителей. Скажите, пожалуйста, что есть священство, пастырство, духовничество, в чем смысл и отличие этих понятий?

– Мне кажется, что этот вопрос вы должны бы задать священнику, который лет 50 прослужил у Престола Божия. Он бы вам ответил, черпая из своего богатого духовного опыта, которого у меня пока нет.

– И, тем не менее, у вас уже сложилось представление о том, как соотносятся эти понятия?

– Немного сложилось. Указанные вами слова не являются формальными терминами со строго определенным содержанием, поэтому многие авторы употребляют их по-своему, наполняют их своим смыслом. На первый взгляд кажется, что вроде бы все говорят об одном и том же, а вслушаешься – и оказывается, что каждый о своем. Очень часто священство, пастырство и духовничество понимаются как одно и то же. Несомненно, что эти слова взаимосвязаны, но полностью их отождествлять, мне думается, не стоит. Священство – это благодатный сверхъестественный дар, который подается конкретному избранному человеку посредством совершения над ним особого церковного таинства. Пастырство – это одно из проявлений дара священства, то есть священник получает в таинстве благодатную силу и власть помогать людям восходить к Богу. А духовничество – это еще более узкое понятие: способность просвещать и врачевать души людей от греха с помощью благодати Божией. Обобщая, можно сказать, что каждый священник с момента хиротонии уже обладает полнотой даров для того, чтобы реализовать себя и как священника, и как пастыря, и как духовника, но в реальности все выходит иначе: дар Божий человек получил, а что с ним делать и как его правильно использовать – этому приходится учиться всю оставшуюся жизнь. Поэтому, естественно, молодые священники не торопятся быть духовниками, чтобы хотя бы не навредить. Наша цель – помочь воссоединению человека с Богом. А Бог Сам знает, как и чем уврачевать страждущую душу.

– Были подобные обязанности у ветхозаветного священства?

– Нет, конечно. Ветхозаветные священники в подавляющем большинстве своем были требоисполнителями. После возвращения из вавилонского плена Ездра и Неемия пытались побудить их стать учителями и наставниками народа, но к этому мало кто прислушался. Поэтому ко времени пришествия в мир Спасителя в иудейском обществе независимо друг от друга существовал класс учителей (раввинов) и класс священников, которые часто враждовали между собой.

– Служение духовника может проходить каждый рукоположенный священник или есть какие-то ограничения?

– У каждого священника есть для этого возможности, но в действительности, чтобы быть духовником, недостаточно только дара священства, необходим и большой личный опыт победы над своими грехами и страстями, и обязательно твердая вера и прочная укорененность в православной духовной традиции, то есть духовный опыт многих поколений, который передается от опытных духовников ученикам неформально, в реальной жизни и общении, через послушание. Возможно даже, что духовником может стать человек, не имеющий священного сана. Прекрасный пример этого из недавней истории – блаженно почивший старец Паисий Святогорец, духовно окормлявший сотни людей мирских и монахов, но не имевший священного сана.

– Что такое духовник для священнослужителя?

– Это и духовный фундамент, и спасательный круг, и наставник, и сомолитвенник, и добрый советчик, источник множества благ, которые невозможно перечислить. Без духовника молодой священнослужитель обречен претерпеть множество скорбей. Представьте, что некоторому человеку, который ранее только издалека видел лед, дали коньки, клюшку и выпустили как игрока хоккейной команды. Что с ним будет через 20 минут игры? Хорошо, если обойдутся только вызовом «Скорой помощи». И в духовной жизни молодого священнослужителя без духовника травм будет много.

– Какие советы о выборе духовника вы могли бы дать?

– Не ищите старцев: они уже все «заняты», их плотно обступили духовные чада так, что сквозь их «братство кольца» вы, скорее всего, не прорветесь. Не пытайтесь стать чадом замечательных, но уже известных священников: они страшно перегружены. Не бегайте за тридевять земель – это бессмысленно. Ваш духовник где-то рядом. Найдите священника, который любит Бога, Церковь и для которого духовное важнее, чем земное. Если такой священник с любовью, но без человекоугодия (это важно!) отнесется к вам, то этого вполне достаточно.

– Можно ли менять духовника? Как при этом никого не обидеть?

– Этот вопрос, когда я еще был семинаристом, задавали известному духовнику Троице-Сергиевой лавры архимандриту Кириллу (Павлову), и он твердо и однозначно ответил, что можно перейти к другому духовнику, если от общения с прежним вы не получаете пользу. Конечно, такой переход – это событие, которое должно происходить в исключительных случаях. Цветок, который все время пересаживают из одной клумбы в другую, скорее всего, завянет. Чтобы не обидеть прежнего духовника, не нужно представлять свой переход как демонстрацию протеста и с этого момента делать вид, что «я этого священника не знаю и знать не хочу». Постарайтесь сохранить с ним добрые человеческие отношения.

– Как глубоко духовник может влиять на жизнь человека? Что духовник делать не имеет права?

– Возможности очень большие, и рамки этих отношений формируются обеими сторонами. Другими словами, влияние духовника возможно в той мере, насколько захочет он сам и насколько позволит ему его духовное чадо. В определенных случаях степень воздействия может быть очень сильной, поэтому быть духовником – это предельно ответственное церковное служение. В святоотеческих творениях есть много наставлений о том, каким должен быть духовный наставник, однако четкого перечисления прав и обязанностей духовника я не встречал. Мне очень нравится замечательное «Слово особенное к пастырю» преподобного Иоанна Лествичника, которое, мне кажется, каждому священнику надо перечитывать регулярно. Однозначно, что духовник в каждом пришедшем к нему человеке должен видеть уникальную богообразную личность и своими наставлениями не может подавлять его сознание и свободу.

– Нужно ли идти за духовным советом к старцам?

– Традиция старчества была прервана в советское время, поэтому лучше говорить об опытных духовниках. В переломные моменты жизни, особенно если они связаны с духовными проблемами человека, наставление такого духовника бывает очень полезным, но при условии, что человек имеет доверие и готов осуществить данный ему совет.

– Есть ли в современной России старцы?

– Замечательно на этот вопрос ответил духовник Троице-Сергиевой лавры архимандрит Кирилл (Павлов): «Старики есть, а старцы – не знаю».

– Что такое младостарчество? Отчего оно возникло, является ли для Церкви проблемой?

– Младостарчество – это болезнь роста молодого священника, который воображает себе, что у него есть то, чего он пока не имеет, пытается действовать как духоносный наставник, не обладая соответствующими дарами и способностями. Младостарчество возникает от самомнения и легко находит место в сердце священника, если он имеет некоторую ревность о духовной жизни, но не имеет опытного наставника над собой. Такая проблема существует, но чтобы ее решать, необходимо видеть и противоположную крайность – теплохладность и безразличие к священнослужению. Когда священник под предлогом своей неопытности и необразованности уклоняется от усердного служения и, по сути, занимается только собой – это беда. Об этой опасности грозно предупреждал пророк Иезекииль: «Так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих!» (Иез. 34: 2). Молодому священнику нужно пройти между этими двумя крайностями. Для этого и нужен наставник.

– Встречи с какими людьми сильно повлияли на ваш жизненный путь?

– Мне кажется, что каждая встреча, даже мимолетная – где-нибудь в метро или на улице, имеет свой смысл и воздействие, которые нами чаще всего не осознаются. В моей жизни было много встреч с различными людьми, и за все это я благодарю Господа, но я не могу выделить какую-то одну из них, которая сразу перевернула мою жизнь, кроме первой встречи с Богом. Когда я был еще студентом светского вуза и пытался разобраться с религиозными вопросами самостоятельно, мне пришла в голову мысль провести духовный эксперимент. Я подумал, что если Бог есть и Он Вездесущий, Всеведущий и Всемогущий, как о Нем пишут, то я обращусь к Нему лично, и пусть Он мне ответит, тогда и исчезнут все мои сомнения. И я сказал Ему: «Господи, если Ты есть, то дай мне об этом знать, и я буду служить Тебе». После этой молитвы в моей жизни стали происходить события, в результате которых я стал священником.

– Какое самое главное качество для священника?

– Жертвенность.

– Кто для вас является образцом пастырства?

– Господь наш Иисус Христос.

– А какие книги помогают вам в пастырском служении?

– Евангелие и Служебник.

– Отец Вадим, какие основные качества должны быть у будущей жены священнослужителя? К чему должна быть готова будущая матушка?

– Быть матушкой – это особый вид духовного подвига. Она должна быть готова стать помощницей мужа, смириться с тем, что муж-священник одной ей не принадлежит. Уметь управляться с детьми и домом. Распрощаться с девическими мечтами еще перед венчанием и пойти не туда, куда хочется, а куда поведет Господь мужа-священника. Проще говоря, она должна быть святой.

– Какие «подводные камни» встречаются в молодых семьях, и как их преодолеть?

– Главный камень – это эгоизм. Эгоизм убивает любовь, порождает ссоры и бессмысленные семейные «разборки». Семейный эгоизм лечится общим семейным деланием – и духовным (семейная молитва, исповедь у одного духовника, дела милосердия, совершаемые вместе), и душевным (совместное воспитание детей, чтение книг, общение с родственниками и друзьями), и телесным (заботы о доме, отдых и др.). При этом каждый член семьи должен соответствовать божественному предназначению. Муж – глава семьи, он несет ответственность за всё происходящее в ней и решает ее проблемы; жена – помощница мужа, а дети – помощники и отца, и матери.

– Какие проблемы в приходской жизни являются, на ваш взгляд, первостепенными?

– Мне кажется, что главная проблема на современном приходе – личностная. Может быть, это наследие советских времен, но большинство людей с опаской входят в храм, прячут друг от друга свое лицо, пытаются скрыться за искусственными масками даже от Бога, а мы, священники, не всегда стремимся всмотреться в лица наших прихожан и помочь им раскрыться в самых лучших их качествах. В большинстве случаев не надо быть каким-то духоносным старцем, а просто отнестись к человеку по-человечески, объяснить ему путь к Богу, немного помочь, и тогда на наших глазах происходит чудо преображения человеческой души. Это так удивительно, и для этого так мало надо! Просто понять, что прихожане – это не группа индивидов, пришедшая на молитву, а конкретные личности со своими именами, судьбами и жаждой Бога, и отнестись к ним как родным.

sretmon.pravoslavie.ru

Как выбрать духовника? - СПЖ

Как правильно выбрать духовного руководителя в Православной Церкви?

Антон Сергиенко

Отвечает протоиерей Владимир Пучков:

– Первое, что нужно учитывать при выборе духовника, – это фактор доверия. Духовником может быть только человек, перед которым можно полностью открыться. Между тем, люди разные, и в силу особенностей натуры те или иные люди могут быть частично или даже полностью несовместимы. Поскольку разница характеров и натур – явление естественное, пытаться сближаться вопреки несовместимости – дело бесполезное и безнадежное. Даже если стимулировать себя выдержками из аскетических книг о борьбе со страстями и преодолении себя. Поскольку дело здесь не в страстях, а в естественных различиях меду людьми.

Итак, первое – психологическая совместимость и доверие. Второе и не менее важное – духовное окормление должно быть полезным. Необязательно приятным, но непременно полезным. Один из авторитетных отцов-аскетов рассуждает на эту тему примерно так: если ты плотоугодник, ищи себе не радушного добряка, всякого пришедшего сажающего за стол, а строгого аскета, который поможет тебе обуздать плоть. Если же ты гордец, то вверяй себя не безмолвнику и постнику, а тому, кто научит тебя милосердию, состраданию и самоотдаче. Каждый из нас хорошо знаком со своими страстями. Если не со всеми, то с главными точно. Общение с духовником должно угнетать наши страсти, а не стимулировать их.

Ну, и напоследок: не нужно путать духовника с психотерапевтом. Наставничество в духовной жизни – это не «разговоры за жизнь» и не обсуждение проблем. Вера вообще не ставит цели решить наши проблемы, тем более это не входит в задачи духовника. И, самое главное, мирянину не следует рассматривать духовника как руководителя во всем. Все то, что в аскетической литературе написано о «послушании своему старцу», не о нас написано. Монашеская литература рассчитана на монахов, и если в таких вещах, как законы духовной жизни или анатомия греха, эти книги ценны для всех, то многие практические наставления в мирской жизни неисполнимы.

Человек должен быть послушен духовнику во всем, что касается духовной жизни, и совсем необязательно посвящать духовника в свою частную жизнь, к жизни духовной отношения не имеющую. Аргумент «к духовной жизни относится все» здесь несостоятелен. Если к духовной жизни непосредственно относится то, как человек, например, строит отношения с коллегами на работе, то, как бы кому ни хотелось, одежда, которую носит человек, то, как он строит отношения с детьми или как проводит досуг с женой, никакого отношения к духовной жизни не имеет. Отсюда – в духовники нельзя выбирать человека, не обладающего чувством меры и такта, стремящегося полностью контролировать жизнь своего чада, требующего просить благословения на все подряд, склонного вмешиваться в частную жизнь и в семейные отношения.

spzh.news

Ответ на вопрос: Как правильно выбрать духовника?.

- Как правильно выбрать духовника?

- Все люди разные. Святость не отменяет отдельных характерных черт, качеств души. Человек, суровый по характеру, и в святости будет суровым. Молчун может быть святым молчуном. И балагур может быть святым, человек с тонким чувством юмора, чувствующий слово, умеющий развеселить, подшутить без греха - такой, как Амвросий Оптинский. Он сыпал прибаутками направо и налево, был живым кладезем народных емких афористичных выражений.

Каждому человеку нужен свой духовник. Суровым нужен суровый. Есть люди очень мягкие, и если суровый человек попадает под духовное руководство мягкого духовника, то ничего не получится. Мягкий духовник немножко захочет поругаться, потом «перехочет», потому что не в его характере снимать стружку с человека. Поэтому суровый человек будет вить веревки из своего доброго духовника. Так бывает нередко. Он будет добиваться своего, выпрашивать себе благословения, которые ему в принципе вредны.

Образованному человеку хочется иметь образованного духовника, простому - простого, деревенскому - деревенского. А как обычно рассуждают люди? Если мне кто-то подходит и я чувствую, что мне хорошо от советов этого духовника, значит, по моему мнению, он должен всем подходить. Я буду считать, что это эталон духовника, будьте любезны - слушайте его все. А это не так.

Например, воцерковляется интеллигент, с высшими образованиями, со своими сомнениями, борениями - конечно, ему нужен какой-то особый духовник. Не тот духовник, который окормляет, например, какую-нибудь тюрьму строгого режима. Каждой категории людей нужен человек, соответствующий им по душевному, интеллектуальному и внутреннему состоянию. Поэтому духовника нужно искать.

Люди ищут духовников, как ищут невесту, жениха. Маму мы не выбираем, Родину, начальника, детей - не выбираем. Только супругов и духовника мы можем выбирать.

- Вы говорите: как невесту, например, так и духовника ищут. Хорошо, если это в городе, где возможно такое реализовать. А если небольшое село, где стоит один храм и служит один священник?

- Конечно, тогда человек не имеет выбора и все зависит от того, кто служит. Если служит тот, кто почему-то тебя не слышит или ты почему-то не имеешь к нему доверия, ты рискуешь всю жизнь прожить возле Церкви, через два дома, но так в нее и не зайти. Это реальная проблема. Конечно, города более роскошны по части возможности выбора. Города ужасны по степени концентрации греха и великолепны по степени раскрытия широких возможностей для интеллектуальной, духовной жизни и роста. В городах можно совершать прогулки из ада в рай в течение дня много раз туда и обратно. А в селе все по-другому, там оправданна пословица: «Каков поп, таков приход». Здесь от священника очень многое зависит: как он смог поставить себя перед людьми, что о них думает, молится ли о них, любит ли их или пытается полюбить, разговаривает ли с ними, хотят ли они с ним разговаривать о своих проблемах.

Представьте себе, что нужно иметь в душе человеку, чтобы кто-то приходил к нему и говорил с ним о себе. Психологу люди платят деньги, чтобы про себя поговорить. А здесь не надо никаких денег, ты приходишь к батюшке на беседу. Вода стекает в долину, она на горе не задерживается, надо же иметь такую глубокую душу, чтобы ручеек людских речей полился к тебе, чтобы люди захотели к тебе прийти, чтобы они не видели в тебе злорадства, осуждения. Нужно иметь много душевных качеств.

Прежде нежели уповать на вседействующую благодать Духа, нужно постараться не упустить из виду простые человеческие качества. Есть такая шутка: «Вы приняли ангельский образ, желаем не потерять образа человеческого». Вы великий духовник, будьте, пожалуйста, просто человеком. Существует дефицит простой человечности. Если человек столкнется с хамством, обидится и уйдет. Хамство, элементарная черствость, безразличие, невежество, что-то еще - проявления чисто человеческие, из-за которых можно кого-то и потерять. Духовник должен быть сначала человечным. Прежде нежели Дух Святой через него, с ним и в нем начнет благотворно действовать на вверенную ему паству, нужно, чтобы он был просто человеком, чтобы плакал с плачущими, радовался с радующимися, чтобы имел особое отношение к детям и старикам, больным и мертвым. В число людей, которых мы любим, мы должны включать усопших наших, которые тоже наша паства.

У духовника должно быть очень широкое и ясное сознание, человечная душа, сострадание к человеку. Он должен молиться Богу, чтобы Бог помогал ему, потому что человеческих сил для хорошего духовничества нет. Хочется закрыться от чужой проблемы, убежать от этой беды: «Зачем вы все это рассказываете, оставьте меня в покое, не могу слушать». Это естественная реакция любого человека на непрестанные потоки вывернутого подсознания. Где взять силы? Только у Того, Который всех терпит и все знает. Но человеком ты быть обязан.

 

протоиерей Андрей Ткачев

tv-soyuz.ru

Священник, старец, духовник... | Православие и мир

Беседа с иереем Михаилом Немноновым

Для чего нужна исповедь? Почему человек не может просто искренне покаяться перед Богом в совершенных грехах? Зачем нужен “посредник”?

Исповедь перед священником установлена Самим Господом. Помните, в Евангелии от Иоанна Христос, явившись ученикам по Воскресении, говорит им: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. И сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 21-23). Потому православные и исповедуются (в том числе сами священники другим священникам), что это от Бога и что так нам заповедано.

Таинство покаяния, называемое также исповедью, установлено Церковью в глубокой древности. В Деяниях говорится, что «многие из уверовавших приходили (к апостолам), исповедуя и открывая дела свои» (Деян. 19:18). С исповеди начиналась христианская жизнь бывших язычников. Практиковались иногда публичная исповедь перед всей общиной (к V веку она исчезает), а также исповедь перед несколькими священниками. Чаще, однако, исповедь была тайной. В христианской традиции Церковь воспринимается как духовная «врачебница», грех — как болезнь, исповедь — лечение, священник — врач: «Ты согрешил? Войди в церковь и покайся в своем грехе… Здесь врач, а не судья; здесь никто не осуждается, но каждый принимает отпущение грехов» (святитель Иоанн Златоуст).1 В чине исповеди сохраняются слова: «Внемли убо, понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отъидеши». Грех является падением, заблуждением человека: исповедь помогает ему подняться и выйти на верный путь.
Христианину все грехи прощены в Крещении. Однако «несть человек, иже жив будет и не согрешит», и после Крещения он вновь допускает грехи, оседающие в его душе, как грязь и чернота, лишающие его полноты жизни в Боге, потому что ничто нечистое не может войти в общение с Пречистым Богом. Святые Отцы называли покаяние «вторым крещением», подчеркивая его очищающее, обновляющее и освежающее действие: «Покаяние есть возобновление Крещения. Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни… Покаяние есть примирение с Господом чрез совершение добрых дел, противоположных прежним грехам. Покаяние есть очищение совести» (Иоанн Лествичник).
Исповедь приносится Богу, и священник — только «свидетель», как сказано в чинопоследовании таинства. Зачем нужен свидетель, когда можно исповедоваться Самому Богу? Церковь, устанавливая исповедь перед священником, несомненно, учитывала субъективный фактор: Бога многие не стыдятся, так как не видят Его, а перед человеком исповедоваться стыдно, но это спасительный стыд, помогающий преодолеть грех. Кроме того, священник является духовным руководителем, помогающим найти верный путь для преодоления греха. Исповедь не ограничивается только рассказом о грехах, она предполагает и совет священника, а также в некоторых случаях эпитимию — наказание или нравственное предписание для уврачевания греха.

Епископ Иларион (Алфеев) Таинство веры. М., 2000.

Духовное руководство. Для чего оно нужно? Ведь все, что нужно для христианской жизни, уже написано в Библии.

Духовное руководство помогает исполнить на деле то, о чем написано в Библии. Сразу оговорюсь, что под “духовным руководством” я имею в виду совет священника, обладающего некоторым духовным опытом. Дело в том, что Священное Писание нужно еще правильно понять. А понятое нужно применить на практике. Вот тут и возникают многие вопросы, которые человеку трудно разрешить самому. Отчасти по недостатку опыта, но еще и потому, что мы склонны относиться к себе с пристрастием.

Я знаю детских врачей (не врача, а врачей!), причем хороших, которые теряются, когда заболевает их собственный ребенок. Знаю и психологов, опять-таки хороших, которые при всех своих знаниях и опыте не могут решить собственные психологические проблемы. Жизнь устроена так, что нам во многих делах нужна помощь других людей. И в христианской духовной жизни не обойтись без помощи тех, кто имеет больший, чем мы, духовный опыт или просто способен подать нам хороший совет «со стороны» о том, как соотносятся заповеди Божии с нашими жизненными обстоятельствами и как нам лучше приступить к их исполнению.

Для чего нужно обо всем спрашивать священника? Для чего человек должен спрашивать совета священника, с которым и говорит-то по несколько минут раз в неделю?

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий

Подлинный старец, прежде всего благодаря высокой духовности, бережно относится к каждому конкретному человеку. В силу своей опытности и благодатного дара он раскрывает образ Божий в человеке теми средствами, которые созвучны его духовному устроению и возрасту. Отдельные же современные «старцы» (а вернее их будет называть «младостарцами»), не обладая духовным рассуждением, налагают на воцерковляющихся неудобоносимые бремена (Лк. 11:46), применяют в своей пастырской деятельности штампы, губительные для духовной жизни, необоснованно применяют к мирянам, по большей части духовно еще не окрепшим, формы духовного руководства, уместные только в монашестве.
Нередко в доказательство преданности себе они требуют от приходящих к ним продать их скудное имущество, в результате чего те, лишившись имущества и жилья, попадают в абсолютную зависимость от такого пастыря. Столь превратное толкование слов Спасителя: все, что имеешь, продай… и… следуй за Мною (Лк. 18:22) больше согласуется с практикой современных тоталитарных сект, наводнивших Россию в последние годы, чем с духом Евангельских заветов.
Подобными же «старцами» распространяется и практика заключения браков, при которой благословение на совместную жизнь преподается людям малознакомым или вообще незнакомым друг с другом.

«О духовничестве». М., 2000г.

Священника нужно спрашивать не обо всем, а о том, что имеет отношение к духовной жизни. Например, в какое время вам чистить зубы или носить ли вам бороду, лучше решить самому. Но как лучше организовать свое молитвенное правило, если вы уходите рано, приходите поздно и живете в маленькой квартире в семье из пяти человек, из которых трое безразличны к вере, а один настроен враждебно, об этом уместно спросить у священника.

Что такое послушание и для чего вообще оно нужно?

Если говорить о людях, живущих в миру, и о духовных реалиях нашего времени, то я бы определил послушание как внимательное и вдумчивое отношение к советам, полученным от духовника. Совет не повеление. Каждый сам решает, следовать ли ему таким советам. Но я много раз и от разных людей слышал сожаления о том, что они не последовали хорошим советам священников и тем лишили себя душевной пользы, к которой были направлены эти советы.

Что такое старчество? Кто такие старцы? Кто такой духовник?

Старец — боговдохновенный духовный наставник, достигший высот христианской духовной жизни, имеющий обильный духовный опыт и исполненный духовных дарований. А духовник  — обыкновенный священник, совершающий Таинство исповеди. Духовник может быть более или менее опытным, молодым или старым. Но он должен быть добросовестным, искренним и желать спасения и себе, и вам.

Должен ли человек сам выбрать духовника и как об этом сказать священнику?

Чаще всего люди сами и выбирают духовников. Говорить об этом не обязательно. Священник заметит, что вы обращаетесь именно к нему. И если вы будете прислушиваться к его советам, он это тоже заметит.

Нужно ли исповедоваться только у своего духовника или можно исповедоваться у других священников. Спрашивать ли у них совета?

Если у вас есть духовник, то по возможности нужно исповедоваться ему. Но если такой возможности нет (духовник болеет, или в отпуске, или по причине других послушаний не исповедует), то не будет греха исповедаться и другому священнику. То же касается и совета.

Должна ли отличаться в таком случае исповедь (быть менее подробной)?

Ваша исповедь должна быть понятна священнику. Если отнестись к этому серьезно, то исповедь у другого священника может оказаться более, а не менее подробной.

Может ли сам священник выбрать себе человека в духовное чадо?

Было бы странно услышать от священника: “Ты не к отцу Петру ходи, а ко мне”. Я бы после такого приглашения скорее обратился к “отцу Петру”. Но священник может благословить свое духовное чадо и против его желания к другому духовнику, если видит, что духовному чаду это полезнее. Так что право выбора у священника тоже присутствует.

А не опасно ли выбирать себе духовника? Можно попасть в духовное руководство к неопытному священнику или к младостарцу.

Есть ли опасность ошибиться при выборе духовника? И да и нет. Смотря по каким критериям вы выбираете. Если для вас на первом месте стоит внешность, или образованность, или красноречие, или такие, например, хотя и важные, но все же второстепенные признаки, как строгость или мягкость, то вы уже в опасности.

Опасно искать окормления у духовных “светил” этот поиск изначально основан на тщеславии, и многие не только остались без пользы сами, но и сумели “потушить” те “светила”, в свете которых хотели блистать.

Опасно искать в духовнике духовных дарований в этом тоже гордыня, которая всегда приводит к плохим последствиям. А вот если вы ищите простого, искреннего, добросовестного священника, от которого ожидаете получить наибольшую душевную пользу думаю, никакой опасности нет.

Епископ Игнатий (Брянчанинов) писал: “В духовнике, по мнению моему, великое достоинство простота, неуклонное последование учению Церкви, чуждое всяких своих умствований”.

Прислушивайтесь к советам такого священника, а если не можете их исполнить, делитесь с ним же своими трудностями. Молитесь, чтобы Господь помогал и вам и священнику. Если ваше окормление у духовника строится на таких началах, то и неопытность пастыря будет покрыта милостью Божией.

Как отличить истинного пастыря от младостарца?

Лучше уж принять истинного старца за обыкновенного духовника, чем обыкновенного духовника за старца. Истинный пастырь не решает за вас, что вам делать, он дает вам совет. А вот младо- или лже- старцы требуют полного и безоговорочного послушания.

Например, описаны случаи, когда такие “старцы” требовали от своих прихожан продажи всего имущества, накладывали неудобоносимые епитимии, “благословляли” (повелевали) вступать в брак незнакомым друг с другом людям, или, напротив, разбивали семьи, требуя от своего “духовного чада” оставить супруга, детей и родителей.

Между прочим, настоящие старцы, подвизавшиеся в конце минувшего века, архимандрит Кирилл (Павлов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин), протоиерей Николай (Гурьянов) только в редких случаях требовали полного послушания. Интересно, что архимандрит Кирилл на “провокационный” вопрос одного семинариста о том, есть ли сейчас старцы, скромно ответил: “Старцы не знаю. Старики есть”.

В древности и в некоторых современных монастырях была возможность ежедневно исповедовать и все мысли свои духовнику. Сейчас такой возможности у мирян нет, нет возможности спросить обо всем. Значит, мы лишены возможности правильно строить духовную жизнь?

Нигде в Евангелии не сказано, что ежедневное исповедание помыслов единственный способ правильного построения духовной жизни. Ведь и в древности в миру были люди, не уступавшие по высоте духовной жизни преподобным отцам.

Вспомните александрийского сапожника, к которому приходил святой Антоний Великий, или двух сестер, с которыми беседовал преподобный Макарий.

Они не жили в монастыре и у них едва ли была возможность ежедневно спрашивать обо всем духовника или исповедовать помыслы. Чтобы духовная жизнь строилась “правильно”, нужно искать воли Божией, искать “Царствия Божьего и правды его” и остальное приложится.

В каком случае человек может сменить духовника?

Могу поделиться тем, что слышал однажды в беседе архимандрита Кирилла (Павлова) с воспитанниками Московской Духовной Семинарии. На этот вопрос старец ответил так: “Если вы чувствуете, что не получаете уже духовной пользы, утешения в руководстве тем или иным духовником, а от другого получаете душевной пользы больше, то, не смущаясь, можете перейти к другому. Лишь бы получали для души большую пользу, лучшее руководство”. Только прежде, чем принимать такое решение, помолитесь, чтобы Господь дал вам разум не ошибиться. Чтобы под предлогом душевной пользы нам не заняться поиском такого духовника, который даст нам больше поблажек.

 

В некоторых книгах (“Лествица”) можно встретить утверждение, что лучше согрешить против Бога, чем против духовника, потому что духовник отмолит у Бога, а если разойтись с духовником, то и отмолить некому будет. Так ли это?

Во-первых, в “Лествице” говорится скорее о старце, чем о духовнике. Вот эта цитата: “Лучше согрешить перед Богом, нежели перед отцом своим; потому что если мы прогневили Бога, то наставник наш может Его с нами примирить; а когда мы наставника ввели в смущение, тогда уже никого не имеем, кто бы за нас ходатайствовал”. Но вдумайтесь в дальнейшие слова прп. Иоанна Лествичника: “Впрочем, я думаю, что оба эти согрешения имеют одно значение”. Грех перед Богом это одновременно и грех перед духовным наставником, и наоборот. То есть лучше всего стараться творить волю Божию и иметь чистую совесть и перед Богом, и перед духовником.

Что делать в случае, если старец или духовник дает благословение на то, что невозможно исполнить? Например, если человека благословляют на 30 земных поклонов, а он и двух не может по болезни сделать?

Отношения с духовником строятся на добровольных началах. Если духовник дает непосильные благословения нужно объяснить ему, какие проблемы возникают у вас при попытке следовать его советам. А если он ваших проблем знать не хочет есть повод подумать, не обратиться ли к другому священнику.

Известен случай из жизни Марии Каледы: старец Павел Троицкий не благословил ее выходить замуж за несколько недель до венчания. Она до последнегобыла не уверена в том, что нужн идти замуж и поступила по благословению. Сейчас она матушка Иулиания игуменья Зачатьевского монастыря. Но что делать в ситуации, если двое любят друг друга, духовник благословил брак, а старец нет?

В этом случае нужно помолиться о том, чтобы Господь дал разум уразуметь Свою волю и силы принять ее. А в общем, такие случаи, за оскудением старцев, становятся все более редкими.

Как быть в той ситуации, когда духовник или старец контролирует слишком много “недуховных” семейных вопросов: семейный бюджет, супружеские отношения и.т.д.? Правильно ли это и что делать в такой ситуации?

Поймите правильно: ни опытный (или хотя бы здравомыслящий) духовник, ни истинный старец не будет контролировать семейный бюджет или супружеские отношения. Если так происходит, то нужно еще раз подумать, там ли вы окормляетесь, где нужно. Но духовник, по желанию обоих супругов, может помочь им в решении подобных вопросов, и в этом нет ничего зазорного.

Как строить семейную жизнь в таких ситуациях: жена сбегает из дому от своих обязанностей, путешествует по монастырям, избегает супружеского общения, и духовник это благословляет… Что делать в такой ситуации мужу?

Если жена бежит из дома от семейных обязанностей, то скорее всего, не сложились отношения с мужем. Поэтому, прежде всего, нужно вникнуть в причины создавшегося положения и попытаться увидеть в нем долю своей вины. Нелишне будет поговорить и с духовником жены, объяснить ему свое видение проблемы. А главное попросите совета у тех, кто мудрее и опытнее вас.

Как найти настоящего старца?

Не нужно искать настоящего старца. Ищите царствия Божьего и правды Его, и все прочее приложится вам. Митрополит Антоний Сурожский писал об этом: “Беда в том, что старцев, даже духовников, нельзя искать, потому что мы можем обойти весь мир и не найти; но опыт подсказывает, что иногда Бог нам посылает нужного человека в нужную минуту хоть на короткий срок. И он тогда вдруг делается для нас тем, чем старцы были в продолжительном отношении”.

Митрополит Антоний Сурожский

Мне кажется, что есть в духовничестве три степени. Есть приходской священник, роль которого — совершать таинства Церкви. Он может не быть хорошим проповедником, он может не давать никаких советов на исповеди, он может ничем не проявлять себя в пастырском отношении. Достаточно того, что он совершает Божественную литургию, если только он помнит, что чудо Божественной литургии или других таинств совершается Господом. В Литургии ясно нам указано, что Христос является единственным Тайно-совершителем и что только Дух Святой — та Божественная сила, которая может из обыкновенного хлеба и вина сотворить Тело и Кровь Христовы. Это надо помнить нам, священникам. Мы произносим слова, но действие совершается Христом и Святым Духом. 

    Мне вспоминается один молодой священник, который как-то, приступая к Литургии, вдруг почувствовал, что он не в состоянии совершить это таинство, что ему слишком страшно, что он не может его совершить. Он сказал: «Господи, что мне делать?!» И в тот же момент почувствовал, как между ним и престолом Кто-то встал, так что ему пришлось отступить назад. И в течение всей Литургии он произносил слова, которые предписано священнику произносить, и знал, что Совершитель литургии — Сам Христос, Который стоял между престолом и им. Это должен бы если не испытать (потому что это чудо, которое не всякому дано), то по крайней мере понимать каждый священник. В молитве на Литургии священник говорит Христу: «Ты бо еси приносяй и приносимый, и приемляй и раздаваемый, Христе Боже наш»… Поэтому любой священник, если он благоговейный, чистый в своей жизни» если он устремлен к совершению своего христианского подвига и священнического служения, приемлем и может быть принят Церковью и людьми. 

     Но это не значит, что ему дано право или возможность руководить другими людьми. Рукоположение не дает человеку ни ума, ни учености, ни опытности, ни духовного возраста. Оно дает ему страшное право стоять перед престолом Божиим там, где только Христос имеет право стоять. Он в каком-то смысле икона, но он не должен воображать, будто он святыня. 

 Есть другая степень. Это священник опытнее или старше, который более научен и призван давать наставления другому человеку о том, как идти от земли на небо. И этот священник должен быть предельно осторожен. Знаете, когда вы уходите в горы, вы выбираете себе проводника, который ходил туда, куда вы хотите прийти, и живым вернулся оттуда, а не погиб на пути. Вот таков должен быть духовник в полном смысле этого слова. Он не должен говорить того, чего он опытно не пережил или чего он как-то своим нутром не знает. Мы приходим к духовнику с тем, чтобы встретить проводника до дверей Царства Божия. Но если он сам там не бывал, он нам ничего не может дать. Об этом должен задумываться каждый духовник, каждый священник, к которому приходят люди на исповедь.

Можно ли сказать, что каждый священник имеет в себе способность каждому человеку сказать то, что ему нужно? Нет. Бывает так, что исповедующий священник или просто священник, к которому пришел человек на духовную беседу, слышит его, понимает то, что говорится, но ответа у него нет. В таком случае священник должен быть честен и сказать своему духовному чаду: «Все, что ты мне сказал, я понимаю, но ответа у меня для тебя нет. Я буду молиться о тебе. И ты молись, попроси Бога о том, чтобы Он мне простил то, что по своей неопытности я не могу тебе и Ему послужить в этой встрече, но я тебе не могу сказать ничего». Я часто вспоминаю рассказ из жизни святого Амвросия Оптинского о том, как он отказался дать от ума ответ на духовные нужды двух людей, потому что на его молитву о просветлении Божия Матерь не отвечала. 

Я помню один случай, который меня потряс. К нам в маленький храм в Париже ходил один священник, который не служил никогда, потому что он тяжело пьянствовал. Он приходил в храм с глубоким покаянием, с сердцем сокрушенным, и я его ставил в угол и становился перед ним с тем, чтобы, если он упадет, он упал бы на меня и никто этого не заметил. А потом, в какой-то момент во время немецкой оккупации, нашего приходского священника арестовали, и заменил его тот священник, который обычно не мог служить, потому что не был трезв. Тут он опомнился и стал служить; и служил со слезами, с глубиной, которая потрясала наши души. Я раз к нему пришел на исповедь, открыл ему свою душу, и он стоял рядом со мной и надо мною плакал — не пьяными слезами, а плакал слезами сострадания и понимания. Когда я кончил свою исповедь, он мне сказал: «Ты знаешь, что я за человек; я недостоин ни слышать твою исповедь, ни давать тебе совет. Но ты молод, у тебя вся жизнь впереди, опомнись, не стань, каким я стал, и для этого я тебе скажу, что Христос тебе сказал бы в Евангелии…» И он мне процитировал несколько слов Спасителя Христа. Это была одна из самых потрясающих исповедей, которые я пережил. Этот человек дошел до дна в своем покаянии и из этих глубин мог родить во мне покаяние, мог дать совет, — совет, взятый из его собственной трагической жизни, но освященный словами и учением Христа. Это второй пример того, как можно исповедовать. 

 А есть еще третий уровень. Это старчество, уровень тех людей, которые, говоря образно, почти всю дорогу прошли до дверей Царства Небесного, может быть, не вошли в него, а может, допущены были в него, но были посланы обратно, на землю, к нам, чтобы нас вести в это Царство. Вот это старец. Это человек, который весь путь прошел до глубин своей души, дошел до того места, где запечатлен образ Божий в нем, и который может говорить из этих глубин. 

 Но старцем самого себя не сделаешь, и, если можно так выразиться, старцами не рождаются. Это люди, которых коснется благодать Святого Духа и которые отзовутся на нее и будут верными, — верными тому, чему учит нас Христос, и верными тому, что говорит Дух Святой в их душах. Старцы — явление редкое. И когда речь идет о старчестве, о священстве, о «младостарчестве», мы должны помнить, что речь не идет о возрасте телесном, о том, седая ли у тебя борода или еще русые локоны, а о том, до какой глубины тебя увлек Святой Дух, чему ты научился и что ты можешь сказать. Причем старец не обязательно будет давать приказания, он может давать советы, он может давать указания, но должен хранить, беречь нашу свободу, потому что Бог не ищет себе рабов, а ищет Себе детей, братии, сестер: Я не называю вас больше рабами, потому что раб не знает воли Господина своего, а Я вам все сказал… Это духовник должен помнить.

«О духовничестве». М., 2000г.

Словарь Правмира — Священники, священство

www.pravmir.ru

Как выбрать себе духовника?. 1115 вопросов священнику

Как выбрать себе духовника?

иеромонах Иов (Гумеров)

Специально искать или выбирать не нужно. Надо помолиться, чтобы Господь дал духовника. Все искусственное бывает непрочным и не дает плодов. Если Господь привел в определенный храм, и Вы стали прихожанкой его, то не ищите другого, ибо спасение зависит от нашей внутренней жизни. Связь с духовным отцом установится в согласии с волей Божией тогда, когда эту связь родит жизнь. Произойти это должно естественно. Самым лучшим свидетельством того, что возникшие отношения родились неслучайно, является реальная духовная польза, которую они приносят. Если же такая связь не возникла, то не надо ни унывать, ни предпринимать специальных поисков. Иначе начнется долгое хождение по приходам. В результате теряется мир душевный. Самым лучшим наставником является святое Евангелие. Духовная жизнь совершенно ясна: исполнять евангельские заповеди и жить в благодатном опыте Церкви. Когда возникают вопросы, можно спросить у любого опытного священника.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

religion.wikireading.ru

Прот. Николай Ведерников - Как найти духовника?

Недавно один из старейших московских священников протоиерей Николай Ведерников рассказал Правмиру о своей жизни. В очередном интервью сайту он размышляет о духовничестве и смысле духовной жизни.

Кто относится к своей духовной жизни всерьез — ищет духовного наставника

— Отец Николай, обязательно ли, на ваш взгляд, христианину иметь духовника?

— Желательно исповедоваться у одного священника. Разумеется, исповедь принимает Господь, священник только свидетель, и если человек искренне раскаивается в своих грехах, таинство действительно независимо от того, у знакомого ли священника он исповедовался, насколько благочестив священник. Но лучше, когда священник знает прихожанина, когда между ними по-настоящему доверительные отношения.

Если человек серьезно относится к своей духовной жизни, он обычно находит священника, с которым такие отношения складываются. Пусть не сразу, но находит. Для духовного роста это очень важно. Когда ко мне приходит на исповедь незнакомый человек, я обязательно спрашиваю, есть ли у него духовный наставник. И большей частью оказывается, что нет, даже если он исповедуется не впервые и ходит в храм не один год. Меня это всегда огорчает. Печально, что люди за несколько лет церковной жизни так и не позаботились о том, чтобы кто-то наставлял их в духовных вопросах.

Нам с женой всю жизнь везло с духовниками. Отец Николай Голубцов благословил ее на рождение детей, хотя у нее с юности была гипертония, и врачи в один голос говорили, что рожать ей нельзя, опасно для жизни. Но три дочки родились у нас, можно сказать, по благословению отца Николая.

Отношения чада с духовником обычно длятся до смерти одного из них. Отец Николай скончался в 1963 году, после него нашим духовником был отец Владимир Смирнов из храма Илии Обыденного, а после его кончины — отец Василий Серебренников, ученик старцев, прозорливый батюшка. Он советовал ежедневно записывать свои грехи в блокнотик. Без подробностей, просто «осудил, позавидовал…». Мы старались следовать его совету. Он болел, поэтому на исповедь обычно приходили к нему домой и не очень часто, но посмотришь свои записи, и уже ничего вспоминать не надо.

Отец Василий прожил почти 90 лет и скончался в 1996 году. Потом мы с недавно ушедшим из жизни отцом Герасимом Ивановым исповедовались друг у друга. Замечательный был человек, талантливый художник, добрый пастырь, на десять лет меня старше, но при всем к нему уважении я не считал его своим духовным отцом. Последние месяцы перед кончиной он тяжело болел, не служил.

В храме Иоанна Воина на Якиманке, где я служу теперь уже внештатно, священников много, всегда есть у кого исповедаться. Доверяю им, чувствую, что они относятся к своему служению ответственно, но пока духовного отца у меня нет. Надеюсь, что если по воле Божьей жизнь моя продлится (а мне уже 84), Господь и духовника пошлет. И у Патриарха есть духовный отец, и у других епископов — каждый, кто относится к своей духовной жизни всерьез, ищет духовного наставника.

— Священнику, наверное, это действительно необходимо — ему же других приходится напутствовать.

— Это всем необходимо, потому что все мы грешны: «Ибо нет человека, который не согрешил бы» (2 Пар., 6, 36). Ты можешь не делать ничего плохого, достойно вести себя в обществе, пользоваться уважением, но есть помыслы, на которые не обращаешь внимания, а ведь недаром в монастырях каются в помыслах.

Борьба с помыслами

В течение дня каждому человеку приходит в голову много разных помыслов, явно греховных. Приходит помимо воли — от дьявола, стремящегося внушить нам жадность, зависть, осуждение, раздражение и другие нехорошие чувства. Я стараюсь прогонять помыслы Иисусовой молитвой. Отец Василий вообще рекомендовал читать ее постоянно.

В эту короткую молитву — «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного» — включено все наше православное исповедание, на ней строится вся догматика. Если ее внимательно читать, Господь постепенно очищает твой внутренний мир. А если помыслы овладевают мной, они этот мир загрязняют, и, пусть даже я не делаю никому ничего плохого, мой загрязненный внутренний мир воздействует на близких, на тех, с кем общаюсь, да и на всех окружающих. Это очень важно понимать — мы спасаемся вместе. «Стяжи дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи», — говорил преподобный Серафим Саровский.

Чистоты помыслов, исправления своего внутреннего мира можно достичь, если следовать совету апостола Павла: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» (1 Фес., 5, 16–18). Нет повода унывать, впадать в отчаяние, если с нами Христос. Поэтому я всем рекомендую читать ежедневно хотя бы по одной главе Евангелия. Это даже важнее, чем соблюдать молитвенное правило, потому что Евангелие — письмо Самого Христа, именно через Евангелие мы входим с Ним в контакт.

Некоторые думают, что главное — свечки поставить перед иконами и сделать земные поклоны. А главное в христианстве — любовь человека ко Христу, встреча со Христом. Господь ценит личное обращение — каждый может найти свободную минуту (например, перед сном) и рассказать Ему, что сегодня произошло в его жизни, с какими трудностями столкнулся, попросить прощения и помощи, и Господь обязательно отзовется. Может быть, не сразу, но отзовется. Именно поэтому я советую всем каждый день прочитывать главу из Евангелия.

Духовная жизнь требует руководства. Духовный отец — священник, который руководит твоей духовной жизнью. Он может быть самый простой, самый неказистый, не иметь особого образования, но если я ему доверяю, значит, Господь через него может мне сказать что-то очень важное.

 Без послушания отношения бессмысленны.

— А как новоначальному прихожанину понять, что этому священнику можно довериться, что он именно пытается понять Божию волю о человеке, а не навязать ему свою?

— Действительно, некоторые навязывают свою волю в полной уверенности, что им открыта воля Божия. Священник, только приняв сан, не имея ни опыта, ни знаний, воображает себя духовным руководителем. Это называется младостарчество — болезненное, но очень широко распространившееся в девяностые годы явление. Оно изживается, но постепенно.

Можно ли довериться священнику настолько, чтобы попросить его быть руководителем твоей духовной жизни, подскажет только внутренний опыт. Это трудно, особенно человеку, только начинающему церковную жизнь, но другого пути нет. Формально подходить к таким серьезным вопросам нельзя и дать какой-то общий совет я не могу.

Самим священникам, наверное, не следует спешить становиться духовниками. Я, например, не считаю, что достоин быть духовным отцом. Есть прихожане, которые постоянно исповедуются у меня — человек 10–15, привыкли они ко мне, — но когда меня просят стать духовным отцом, я, как правило, отказываюсь. Я всегда готов исповедовать человека, утешить, что-то посоветовать, но отношения чада с духовным отцом предполагают послушание.

Если священник соглашается быть моим духовным отцом, я верю, что он мне не просто по-человечески что-то советует, но через него мне советует Господь, и я должен проявить послушание. Проявлю ли, зависит от моего свободного выбора, но в случае послушания духовнику Господь подаст Свою благодатную помощь, а если не прислушаюсь к его совету, духовник не отвечает. Но без послушания такие отношения бессмысленны.

Некоторые прихожане прислушиваются к моим советам, стараются им следовать, и это всегда меня радует, но формально я никогда не называл себя чьим-либо духовным отцом. Не чувствую я в себе готовности к такой ответственности.

— Послушание касается только духовных вопросов? Должен ли духовник давать житейские советы: переходить ли на другую работу, куда ехать отдыхать?

— Опытный духовник, хорошо знающий свое чадо, может с пониманием отнестись и к его житейским проблемам. Например, на работе возникают конфликты, часто люди хотят тут же хлопнуть дверью, уйти. И не всегда после этого перемены бывают к лучшему. Когда человек поступает по своей воле, нередко потом жалеет. И, наоборот, если не стал сразу поддаваться эмоциям, прислушался к совету другого, все в итоге нормализуется.

Я обычно советую в таких случаях не торопиться, подождать — время многое лечит, в том числе и многие конфликты со временем разрешаются. Не только на работе, но и в семье. Бывает, что муж гуляет на стороне — как быть жене? Церковь допускает развод в таких случаях, но если она готова потерпеть и простить, потом семейная жизнь может восстановиться, нормализоваться. Необязательно восстановится, но я знаю случаи, когда восстанавливалась. А развод — всегда трагедия.

Послушание — от слова «слух»

В семейной жизни, кстати, тоже необходимо послушание — друг другу. Причем надо не от другого требовать послушания, а самому его проявлять. Допустим, жена что-то тебе говорит, а ты не согласен. Возражать, лишь бы сделать по-своему, идти на конфликт неправильно. Всегда надо уметь прислушаться.

Послушание — от слова «слух», оно начинается с умения вслушаться в то, что говорит другой. Мы не любим молчать. Наш друг митрополит Антоний Сурожский учил нас: «Мы все умеем хорошо говорить, но не умеем слушать друг друга. Поэтому очень важно вслушиваться». И в семейной жизни это очень важно. Муж должен уметь слушать жену, жена — мужа, и все вопросы надо решать с рассуждением. Не убедила тебя жена — ничего страшного, иногда ради мира все равно лучше согласиться с ней. Мир в семье важнее любых наших амбиций.

С духовником отношения другие — здесь я проявляю послушание, но дать правильный совет, не от себя, а от Бога, священник может, только если он понял человека, а чтобы понять, надо внимательно слушать, вслушиваться. Ну, а я в свою очередь должен вслушиваться в слова духовника, чтобы понять его совет.

— Были в вашей жизни случаи, когда после совета духовника вам казалось, что вы не в силах проявить послушание, что оно неподъемное для вас?

— Нет, такого не помню, но бывало, что я впадал в грех, от которого с трудом освобождался. Для этого мне требовались и время, и молитвенная помощь духовного отца. Священники, которым я исповедовался в своих грехах, всегда за меня молились, я чувствовал их духовную поддержку, благодаря которой мне удавалось выйти из того состояния, освободиться от греха. Это большое дело — свобода от греха!

Трудно бывает справиться с собой. Самый лютый враг духовной жизни — моя самость, гордыня, неумение делать над собой усилие. Разными путями идет человек. Один грех удается победить, он уходит, но что-то опять возникает в душе. Это требует большого внимания, и как раз духовный отец может подсказать, иногда даже со слезами.

Помню, когда я в детстве и юности исповедовался в своих юношеских грехах, священник плакал. Кажется, отец Вениамин его звали. Я подходил к нему действительно со страхом и трепетом, а он, слушая мою исповедь, плакал. Плакал о моих грехах. У каждого свой путь, иногда очень трудный, иногда полегче, но в любом случае надо уметь делать над собой усилие. А мы не любим, когда требуется проходить через тесные врата. «Ищите же прежде Царства Божия» (Мф., 6, 33). Оно внутри нас.

Благодарить за каждый прожитый день

— Если совет духовника непонятен, надо ему честно это сказать и попросить разъяснить или лучше принять на веру?

— Я думаю, что лучше попросить разъяснить. Иногда разъяснения достаточно, а иногда требуется время, чтобы человек понял совет, который пока не готов принять.

У священника не должно быть горделивого превозношения над прихожанами. Да, у него, допустим, больший опыт, как у профессора больше знаний, чем у студента, но именно когда этот опыт подается скромно, волей-неволей прислушаешься и поймешь, что это ты еще не дорос до понимания совета, не готов его исполнить, так как еще неопытен в духовной жизни, незрел. А когда понимаешь, проще смириться и все-таки попробовать исполнить совет.

Не стоит до конца доверять своему сердцу. Прислушиваться к нему, безусловно, нужно, но сохраняя трезвенность. «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить», — говорит апостол (1 Пет., 8, 9). Темные силы тоже действуют через сердце человеческое, поэтому и необходим духовный контроль.

— Насколько изменились прихожане за 50 лет вашего священнического служения? Понятно, что по сравнению с советским временем их стало гораздо больше, но некоторые священники говорят, что сегодня большинство приходит в церковь не с духовными запросами, а с психологическими проблемами.

— Приходят с разными проблемами, но в любом случае стараешься помочь человеку задуматься о главном. Говоришь с ним о смысле жизни, о том, что смерть всегда у нас за плечами, и надо помнить о смертном часе. Если бы мы действительно всегда помнили о смерти и об ответе перед Богом, перестали бы грешить. А мы не помним. Настолько поглощают нас заботы о собственном благополучии в земной жизни, что главное, ради чего живет человек, уходит из нашего сознания.

«В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой: Ты же мя благослови, Ты мя помилуй и живот вечный даруй ми. Аминь», — читаем мы перед сном. «В руце Твои, Господи», потому что я не знаю, встану ли утром. Память об этом не отменяет радость жизни. Можно радоваться, общаться с людьми, но помнить при этом, что неизвестно, сколько ты проживешь, и благодарить Господа за каждый прожитый день.

Я всегда советую людям утром просить Господа, чтобы день прошел без греха, а в конце дня — благодарить Его за все, за хорошее и за трудное. Обычно люди это выполняют.

— Были ли в вашей пастырской практике примеры такого глубокого покаяния, что оно укрепляло вас в вере?

— О таком покаянии мне рассказывал митрополит Антоний Сурожский. Один священник, у которого он однажды исповедовался, много пил, страдал пристрастием к алкоголю. «Но на исповеди он плакал не пьяными слезами, а слезами о моих грехах», — говорил митрополит Антоний. Имени этого священника он, разумеется, не называл, но та исповедь потрясла его как никогда, а ведь он был опытный духовник, сам исповедовавший тысячи людей. Я такую исповедь никогда не принимал.

— Вам же приходилось исповедовать приговоренных к смертной казни.

— Да, но с тех пор прошло почти 20 лет, подробности уже выветрились из головы. Помню только, что каялись эти люди искренне. Они ждали расстрела, но вскоре был введен мораторий на смертную казнь, и расстрел им заменили на пожизненное заключение. Некоторые до сих пор пишут письма из Мордовии моей дочери и ко мне обращаются с вопросами.

Сначала все они стремились на свободу, но я против. Не выдержат они здесь, могут сползти, совершить еще худшее, чем раньше. А там у них налажена духовная жизнь, приходит священник. Я не считаю их своими духовными чадами, но каждый день молюсь за них, и это очень важно. Ну, а раз они продолжают писать и задавать вопросы, значит, и у них есть какое-то душевное движение ко мне.

— Как я понял, вы считаете, что священнику не нужно стремиться в духовники?

— Да, не нужно. Молодым священникам я советую прежде всего найти духовников себе. Это не поучение, а совет старшего товарища. Без опыта послушания, мне кажется, трудно будет наставлять других в духовной жизни.

Я сам никогда не стремился быть духовным руководителем, но, как я уже сказал, есть человек 15, которые ко мне привыкли и регулярно исповедуются у меня. Наше общение не ограничивается исповедью в храме. По понедельникам они по возможности приходят ко мне домой. Мы беседуем на тему воскресного Евангелия, люди проблемами делятся, но осмысляем все через Евангелие, через Христа, потом пьем чай. Вижу, что и встреча друг с другом, возможность поделиться опытом, многих радует. И я рад, что чем-то могу помочь людям.

Беседовал Леонид Виноградов

Читайте также:

Прот. Николай Ведерников: Господь спросит об одном — был ли я человеком? (+Видео)

«Мы называли его Апостолом Любви»: интервью с клириком храма святого Иоанна Воина на Якиманке протоиереем Николаем Ведерниковым

Тайна примирения — Прот. Алексий Уминский об исповеди и покаянии (+АУДИО)

www.pravmir.ru

Главные качества духовника — это любовь, жертвенность, сочувствие и внимание сердца / Православие.Ru

Мирянину важно не только найти духовного отца, но и сохранить с ним взаимное доверие и любовь. Как этого достичь, избегая бестактности по отношению к духовнику? Как не переступить границу между свободой и послушанием? И, с другой стороны, как молодому священнику увидеть в истинном свете духовническое служение и научиться отличать важное от второстепенного, слышать и понимать другого человека? Каких ошибок избегать при исповеди, что учитывать, исповедуя супругов при конфликте в семье? Об этом размышляет духовник Московской (областной) епархии, клирик Богородице-Смоленского Новодевичего монастыря архимандрит Кирилл (Семенов).

Архимандрит Кирилл (Семенов)
Внимание сердца

— Ваше Высокопреподобие! Бывают ситуации, когда священник служит на приходе один, вкладывая в это всю душу и силы. Но большинство прихожан не видит в нем своего духовника. Хотя не исключено, что и нуждаются в духовном окормлении. Как священнику обрести доверие своей паствы?

— По одному священники служат в большинстве сельских храмов. И конечно, если между ним и паствой не возникнет искренних, доверительных отношений, это станет серьезной взаимной проблемой. Для того чтобы к священнику возникло доверие и у него сложились более глубокие духовные отношения со своей паствой, ему нужно стремиться полюбить прихожан как своих духовных детей. Полюбить как членов своей семьи, над которой он — в духовном отношении — поставлен главой. Когда священника призывают на требы, он соприкасается с бытом и жизнью своих прихожан. Но нужно не только исполнять требуемое: давай исповедуйся, давайте отпою, повенчаю, и мне от вас больше ничего не нужно, вникать и знать, чем живет в его духовной семье каждый. Заботы и обстоятельства жизни человека, его семью, род занятий. И тогда будет взаимная любовь. И если он глава духовной семьи, то вполне естественно, зная эту жизнь, поучаствовать и помочь при необходимости. Он не будет для них чужой, и это "не чужой", наверное, лучшее определение.

Помочь тут могут такие качества, как любовь, долготерпение, снисхождение, внимательное отношение к душе другого человека, к его бедам, нуждам и радостям, внимание сердца. Это и будет основой настоящего духовничества для любого священника. И прихожане, как показывает огромный церковный опыт, ответят только любовью.

— Что вы называете "вниманием сердца"?

— "Вниманием сердца" можно назвать такое качество, при котором не только твой разум, но и твое сердце открывается для другого человека. Когда в твоем сердце может появиться такое внимание, что оно простирается не только к внешней стороне его жизни, а к глубинам его души. Для этого твое сердце должно быть внимательным к тому, что происходит в сердце этого человека. Ведь духовное чадо может ограничиться определенными словами, но если твое сердце будет внимательным, оно увидит настоящую проблему, о которой человек, может быть, стесняется и стыдится сказать. Но в тех внешних словах, в которых он выражает свою исповедь, ты можешь почувствовать, что за ними стоит.

— А если взглянуть на ситуацию с другой стороны. Как завоевать авторитет молодому батюшке, если он только пришел на приход, но всё внимание и доверие прихожан — только священнику, который давно уже здесь служит?

— Многое зависит от более опытного священника, как ввести в жизнь прихода своего молодого собрата и расположить к нему людей. Со стороны опытного требуется больше мудрости, а со стороны молодого должно быть смирение в этих обстоятельствах и желание по-настоящему влиться в эту семью. Он может завоевать расположение своей любовью, своим вниманием к прихожанам, желанием понести часть тягот более опытного священника. Ведь создание братской атмосферы зависит от них обоих. Оба должны понимать, что они делают общее дело Церкви, дело спасения, осуществляя пастырское попечение. Тогда проблем не будет.

Бывают ситуации, когда священник служит на сельском приходе, но его паства, эти люди ему чем-то не нравятся. Он хочет на другой приход, а ему его не дают. Значит, надо трудиться там, где тебя поставили, и помогать именно тем людям. Для этого нужно принять их такими, какие они есть. Постараться помочь им стать лучше. Всё время стремиться к этому, ясно сознавая, что ты для них должен стать отцом. Тебя Церковь на это место поставила.

Нельзя забывать, что сто лет назад люди были привязаны к храму и таинствам с детства. А сейчас приходят в Церковь в зрелом возрасте, порой сильно изломанными жизнью и пороками, и бывает очень трудно выстроить взаимоотношения, если у человека нет ничего, чтобы облегчало его присоединение к Церкви. Тут работы непочатый край. Только человеческими усилиями это невозможно, должна быть молитва. И она помогает, и многие люди обращаются. Мы говорим о церковном возрождении, но оно должно проявляться прежде всего не в стенах, а в очищении от греха человеческих душ.

— Если прихожанин регулярно исповедуется у одного и того же священника, может ли он считать этого пастыря своим духовным отцом?

— Может. Но нужно понимать, что по отношению к духовному отцу должно быть и послушание. Поэтому, чтобы не возникало никаких ненужных проблем в этих отношениях, нужно получить и согласие самого священника быть вашим духовным отцом.

Не самому решить — это мой духовный отец, а предварительно поговорить с ним об этом. Опытный священник никогда сразу не откажет, а скажет: "Хорошо, давайте будем общаться, говорить, узнаем друг друга получше. Может быть, вы решите, что я не готов к этому". Предположим, вам нравится его проповедь или духовные советы, но не устраивает вспыльчивый характер. Вам будет трудно общаться с ним, если вы не сможете преодолеть эту особенность своего пастыря или какие-то его взгляды. Нужно время, чтобы оба привыкли и нашли возможность для общения духовного и душевного. В конце концов любовь всё может победить. И ваши, и его недостатки, и привести к тому, что вы искали. Я слышал такие разговоры: "Как ты можешь ходить к этому батюшке, он такой резкий, нетерпимый?!" "Нет, ты его не знаешь, он только внешне такой, но готов душу за тебя положить!" Это тот случай, когда человек понял, что характер священника — вторично, над этим священник пытается работать. И в то же время есть достоинства, которые и привлекают к нему как к духовнику.

Личный опыт

— Был ли у вас в период вашей молодости духовный отец? В чем была для вас лично ценность этих отношений?

— Я уверовал в Бога еще подростком, но в Церковь пришел много позже. Духовного отца сознательно выбрал себе в 26 лет. Этому предшествовали несколько лет поисков — и духовных, и жизненных. Но когда в моей жизни наступил очень серьезный кризис, я понял, что мне необходима духовная помощь. Я побывал в нескольких московских храмах (в конце 1970-х действующих в Москве было всего 44), и в одном из них увидел священника, слово которого меня буквально остановило: я сразу же решил, что этот человек должен стать моим духовным отцом. На мою просьбу он ответил просто: "Приходите в такой-то день, поговорим". С того дня и начались наши многолетние духовные и дружеские отношения. Складывались они постепенно, во взаимном доверии и без всякой экзальтации, спокойно и серьезно. Их ценность для меня была в том, что я стал по-настоящему входить в Церковь, в ее жизнь. Начал воцерковляться: исповедоваться, причащаться, изучать богословие и церковную традицию. Постепенно у меня появилось множество замечательных и верных друзей, которые также были духовными чадами этого священника. В конце концов по его совету я и сам впоследствии стал священником.

Мой духовный отец был очень серьезным (не строгим, а именно серьезным). Он пришел в Церковь в зрелом возрасте, имел светское образование. Его серьезность многие принимали за холодность. Но холодности в нем не было. И когда вы начинали с ним общаться, то становилось понятно, что за этой внешней холодностью скрывалось доброе и очень внимательное сердце. Но, чтобы понять и увидеть это, нужно было время. Я помню, с какой любовью и вниманием он относился к другим. И ответная любовь рождалась как чувство благодарности к человеку, который очень бережно входит в твою жизнь, щадя твои слабости настолько, насколько это возможно. Не подавляя твоей воли, а постепенно вводя тебя в круг настоящей церковной традиции. Я ему очень благодарен за терпение и снисхождение. Потому что трудно было вот так войти в Церковь и сразу полюбить и принять в ней всё, что достойно любви. Конечно, у меня были вопросы, они и должны быть у думающего человека. Но постепенно всё это разрешалось любовью и совместной молитвой.

— Он составил для вас какую-то программу воцерковления?

— Мне было уже около 30 лет, но о Церкви я ничего не знал, и он поначалу руководил моим самообразованием. Бывало, предупреждал меня о каких-то богословских явлениях и тенденциях, в частности об обновленчестве. О книгах, которые надо читать осторожно. Не только советовал, но и предостерегал: "Будешь это читать, обрати внимание на то-то и то-то. Может быть, автор слишком либерально смотрит на эти явления". Он никогда ничего не запрещал. Может быть, он видел во мне человека, который способен сам разобраться. Но всё мы начинали с азбуки, с таких христианских аскетических книг, как авва Дорофей и Иоанн Лествичник. Ведь тогда был книжный голод на православную литературу.

Сегодня я нахожу у себя маленькие брошюрки, отдельные странички и понимаю, насколько тогда каждая страничка была важна и ценна, сколько важной информации несла. Сегодня ты пролистнул бы ее, даже не заметив, поскольку такое обилие книг и литературы любого направления в церковной книжной отрасли, что глаза разбегаются. Тогда мы умели ценить самые малые крохи, что удавалось достать. Перепечатывали их на машинке или даже переписывали от руки. У нас в МДАиС в 1980-е годы не было свободных конспектов, это были "слепые" перепечатки, сделанные на машинке по конспектам 1950-х годов в толстых обложках. Мы могли пользоваться библиотекой МДА, но этого тоже было недостаточно.

Это сегодня даже слишком много литературы и есть проблема, что под маркой православия выходят и душевредные книги. Тут нужен порядок и контроль, потому что людей порой соблазняют духовной прелестью.

Опыт построения исповеди

— В их числе немало брошюр, как подготовиться к исповеди. Часть из них никак не настраивает сердце на покаянный лад, и исповедь превращается в формальное перечисление грехов. Может быть, эти брошюры вообще не стоит читать? Или все-таки они могут чем-то помочь?

— Для меня в свое время такой книгой стала книжка приснопамятного отца Иоанна (Крестьянкина) "Опыт построения исповеди", в которой батюшка подробно раскрывал каждую заповедь блаженства именно с точки зрения покаяния. Она была очень популярна тогда, других не было. Это были первые ласточки церковной духовной литературы, которая тогда начинала издаваться большими тиражами. И я ей первое время пользовался, когда только стал священником. Она для многих оказалась полезной. Но, конечно, любая книжка такого рода неизбежно страдает формализмом. А некоторые из них можно назвать пособием по отвращению от настоящей живой исповеди.

Мне попадались такие книги, где просто идет перечень грехов, но таких, о которых человек и не слышал никогда. Например, духовник начинает исповедовать по такому пособию юную девушку и задавать вопросы, касающиеся подробностей интимной жизни, от которых и взрослый бы смутился. В этом случае кроме соблазна и даже душевной травмы пришедший на исповедь ничего не получит. И это действительно разрушение души человека, когда не берется во внимание, кому ты задаешь эти вопросы и насколько в этом есть необходимость. Сам я как священник, принимающий исповедь, перестал пользоваться какими-то брошюрами, выработав для себя определенный характер исповеди и ее содержание. И, зная людей, которые приходят, не нужно ничего придумывать, они сами говорят. Только задаешь им два-три вопроса для уточнения.

Внимательный духовник должен сам рекомендовать своим чадам, как лучше им готовиться к исповеди, и, разумеется, нет ничего лучше и плодотворней исповеди индивидуальной. В ней не будет места ни формализму, ни вопросам, никак не связанным с жизнью конкретного человека. Конечно, бывает так называемая общая исповедь при большом многолюдстве, например перед постом. И тут серьезный духовник обязан выбрать духовно трезвое пособие по исповеди. Краткое, но емкое, чтобы помочь людям, а не оттолкнуть их, не оставить бесчувственными к необходимости настоящего покаяния. Либо сам должен уметь безо всякого пособия выстроить небольшое слово перед исповедью, когда уже не остается времени для беседы с каждым человеком — для этого неделя потребуется. А у него есть всего час-полтора. В этом случае его слова должны касаться самых главных сторон исповеди человека, и, наверное, проще всего их выстроить по заповедям блаженства.

— Если бы молодой священник спросил, как научиться исповедовать, что бы вы ему ответили?

— Я бы посоветовал ему научиться слышать человека. Потому что человек пришел не просто получить совет, а прежде всего высказать самое главное, что его мучает. Поэтому священнику нужно обязательно научиться слушать. И даже больше слушать, чем говорить. А иногда и говорить ничего не нужно. Потому что человек, высказав, тут же приносит покаяние. И ты видишь: он всё правильно понимает, но согрешил и пришел с настоящим покаянием, и не нужно ничего объяснять. А иногда нужно разъяснить грех и как с этим грехом наиболее эффективно бороться. И когда ты будешь внимательно слушать, то обязательно поймешь, что ему сказать в ответ. Только когда внимательно выслушаешь. Людям нужно выговориться. И грех иногда требует и слов, и слез, и это нужно терпеливо, если есть возможность и время, выслушать и принять. Вот тогда человек отойдет с исцеленным сердцем. А если священник вместо этого начнет проповедовать, приводить цитаты — этим всё можно только испортить. Такой вот нетерпеливостью, настоятельным своим давлением. А если в этом еще не прозвучит участия и внимания к человеку, то человек, скорее всего, подумает: "Батюшка мне чего-то наговорил, я не понял". И всё осталось, как было, и каждый остался при своем мнении.

— Есть ли какие-то "подводные камни" для священника, который является духовником одновременно и мужа, и жены, всей семьи?

— Самый опасный и, увы, распространенный соблазн — принять одну сторону. От священника тут требуется бесстрастность и искренность. Нельзя позволить привлечь себя на чью-то сторону. Естественно, в каждой семье есть несогласия или конфликты. И каждая из сторон, женщина обычно чаще, стремится батюшку "завоевать" и с его помощью обрушиться на оппонента. Духовнику нужно обязательно постараться выслушать обе стороны. На ваш суд будут предлагать две разные версии, но задача — попытаться их обоих подвести к истине и выяснить, что происходит на самом деле, где ложь, а где правда. Не вставая первоначально на чью-то сторону. Но когда станет ясно, кто прав, а кто нет, тогда опять-таки, не занимая ничью позицию, попытаться донести до того, кто неправ, в чем правота его супруга. И помочь принять эту правду.

Конечно, супругов исповедовать нелегко, так как они ищут союзника в лице священника, чтобы укрепить свою позицию и добиться тем самым, как им кажется, подтверждения своей правоты. Но священник должен быть очень внимателен и рассматривать только духовные вопросы, а не имущественные или какие-то материальные проблемы. Туда ему не следует вторгаться. Священник может откорректировать, посоветовать. Но не давать готовых решений: вам надо меняться, разъезжаться, разводиться. Задача Церкви сохранять, а не разрушать. И что касается браков, иногда приходит жена и говорит: "Всё, батюшка, развожусь с ним". "В чем дело?" "Да вот, он мне такое сказал! Я не могу простить". Это минимум, а бывают и серьезные проблемы — пьянство и насилие в семье.

— Если священник, разобравшись в отношениях супругов, видит что семья разрушена и дает согласие на развод, как он такое решение может объяснить?

— Непростой вопрос. Если видишь, что по факту семьи нет, то развод тут уже всего лишь формальная юридическая акция. Нет семьи, которую Церковь благословляет. И что от брака ничего не осталось, кроме совместного проживания на одной территории. И только вражда, побои, измена, страдания и слезы детей.

И я не вижу смысла, зачем жить вместе, если семья разрушена, если ничего, кроме ненависти, совместная жизнь им не дает. В связи с чем, мне кажется, в эти каноны надо внести поправки, чтобы не выдавать того, чего нет, за то, что будто бы еще есть. Это не брак и не семья — какой смысл продолжать взаимные мучения, и, может быть, лучше освободить людей от этого бремени? И они успокоятся, расставшись, придут в себя. Либо как-то иначе построят в дальнейшем свою жизнь. Да, это будет травмой и драмой, но все-таки выходом из нечеловеческой ситуации.

— Как разобраться, насколько часто следует исповедоваться, если у тебя нет духовного отца?

— В идеале исповедоваться нужно как можно чаще, потому что в исповеди человек всегда говорит о самом главном. И наоборот, чем реже человек исповедуется, тем больше он расслабляется в духовном отношении. Грех должен обжигать наше сердце, буквально гнать на исповедь. Но чаще, увы, бывает иначе, и мы не торопимся с покаянием. И даже миримся с нераскаянным грехом в сердце. Не замечая, как он продолжает нас разрушать. В духовной работе над собой помогают книги святых отцов, в особенности отцов-аскетов. И здесь могу порекомендовать тех же авву Дорофея, Иоанна Лествичника, Исаака Сирина. А из сегодняшней адаптированной литературы — святителя Игнатия (Брянчанинова). У святого Феофана Затворника, например, целый цикл книг, как построить свою духовную жизнь, которая невозможна без исповеди. Более современные авторы — отец Александр Ельчанинов и митрополит Антоний Сурожский.

Содержание исповеди определяется конкретной жизнью конкретного человека. Бывает, кто-то из грехов не вылезает и ему нужно исповедоваться каждый день. Другой исповедуется реже, но всегда скажет о чем-то важном, хорошо понимая, что такое грех. Иногда люди говорят: "Я, батюшка, не знаю, в чем каяться". Это самое инфантильное состояние души. Человек ничего не знает и не понимает, в чем каяться? А если ты ему предложишь две-три заповеди, он соглашается: да, я в этом согрешил. И ты понимаешь, что человек просто не привык себя спрашивать, не привык думать, он даже не понимает, что такое грех. Хочется сказать ему: а ты возьми заповеди Спасителя, пойми через них для себя, что такое грех, чего не хочет видеть в тебе Господь, от чего Он хочет тебя избавить, с этого и начинай. Возьми лист бумаги и вспомни самое главное, ничего не устыдись, не забудь, запиши — это будет твоя исповедь. А за главным последуют другие вещи, которые будут вспоминаться, они обязательно начнут "выползать" из тебя.

— Как исповедь влияет на духовную жизнь человека? Каким образом она помогает в накоплении, углублении, расширении духовного опыта?

— Влияет и помогает самым непосредственным образом. Ведь исповедь — это таинство, а таинство для нас — источник благодати Святого Духа, без которого сам по себе человек не способен ни к какой духовной жизни. Это иллюзия, что человек сам может всё изменить и решить. Нет, только в сотрудничестве с Господом Богом, с благодатью Святого Духа.

Сказано: В злохудожную душу не внидет премудрость (Прем. 1, 4). Что это значит? Душа, отравленная грехом и оставляемая без покаяния, не может работать для Господа. Можно изучить богословские науки, знать и постоянно цитировать Писание, но, если при этом человек не заботится об очищении своего сердца, все его знания обширные и способности нисколько не помогают ему в духовном развитии. Мне известно немало примеров того, как человек, начав регулярно и серьезно исповедоваться, самым очевидным образом начинает изменяться и преображаться к лучшему. Становится более глубокой его молитвенная жизнь, исчезают резкие и отрицательные проявления каких-то душевных качеств. Он становится мягче, спокойней, добрей, отзывчивей на чужую боль и нужду, способным сострадать. Со стороны это всегда заметней.

Люди иногда говорят: батюшка, вот сколько я каюсь, молюсь, а не изменился. Нет, ошибаешься. Я тебя наблюдаю и знаю уже давно, и это не совсем так, как тебе кажется. И может быть, тебе должно так казаться, чтобы ты не ослаблял своих усилий.

Свобода и послушание

— Часто ли к своим духовным чадам в качестве наказания вы применяете епитимью? В чем это выражается?

— Люди чаще сами просят их наказать, я к этому не стремлюсь. Так уж мы устроены. Вернее, таковы мы по греховной своей природе, что без наказания иногда исправиться не можем. Я не сторонник каких-то жестких прещений (и это я усвоил в свое время от своего духовника), применяю их крайне редко, да и то сообразуясь с возможностями человека и особенностями его жизни. Кому-то — впредь до сугубого раскаяния — можно дать строгий совет воздержаться от причастия, чтобы оно не явилось человеку в суд и осуждение, кому-то на определенный срок прибегнуть к частым земным поклонам и ежедневному чтению покаянного канона. В церковнославянском языке слово "наказание" имеет другой смысл, чем в разговорном русском, а именно "научение". Поэтому, наверное, лучшим наказанием будет именно научение человека правильному образу действий не столько посредством каких-то жестких дисциплинарных мер (хотя и это не исключается), сколько стремлением проникнуть к сердцу человека словом любви, которая и сама много может в человеке изменить.

— Как соотносятся свобода и послушание? Не лишается ли человек свободы, исполняя все советы своего духовного отца?

— О какой свободе речь? Ясно, что не о свободе грешить напропалую. Вспомним, что говорит нам Господь: Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными (Ин. 8, 31–32). Значит, условием подлинной свободы будет верность слову Христа, Который Сам есть истина и путь истинной жизни. Следовательно, слово духовного отца своему чаду не должно быть в противоречии со словом Господним. Если это так, то послушание духовнику будет, по сути дела, послушанием Самому Христу и это приведет человека к настоящей свободе от своеволия и греха. Вот тогда не будет противоречия между свободой и послушанием. Послушание не просто духовнику, а духовнику, который говорит слова Христа, указывает путь ко Христу. И не приведи Бог, когда слова Христа подменяются духовником своим частным мнением и прихотями.

— А если речь о свободе в творчестве?

— Творчество — та сторона жизни, которая может быть иррациональна и менее подвержена каким-то прямым ограничениям. Если это верующий человек, то в своем творчестве он должен иметь страх Божий и определенные понятия о возможном и невозможном. В частности, о том, что свобода его творчества не должна противоречить той истине, которую он исповедует. Она должна не выходить за те границы, за которыми бессмысленно говорить о свободе, потому что это будет уже свобода грешить. И творческий человек должен всегда понимать, что нужно быть сотворцом Богу, какое бы поприще он ни избрал: музыку, поэзию, живопись или сочинение философских трактатов. Его творчество может быть многогранным, многоликим, по-разному содержательно, но должно оставаться в границах Христова слова и Христовой заповеди, вести ко Христу.

— Может ли вас как духовника разочаровать исповедь духовного чада? Можете ли рассказать о разных типах взаимоотношений "духовник — духовное чадо"?

— Да, может. Бывает, ждешь от человека каких-то плодов его духовной работы, а он приходит на исповедь и обнаруживает, например, лень, беспечность или своеволие греховное, эгоизм, холодность, явное неразумие. Люди есть люди, и победить своего ветхого человека — тяжкий труд. Тут от духовника требуется очень много терпения. Взаимоотношения тоже бывают очень разными. Кому-то ты можешь сказать, что ваши отношения не складываются (так тоже бывает, особенно когда видишь, что человек не желает серьезно относиться к духовной жизни, а просто ищет в лице священника интересного собеседника). А бывают очень многолетние, глубокие взаимоотношения, и ты с радостью видишь, как Христос творит иногда с человеком настоящее чудо преображения. С кем-то духовный контакт устанавливается почти сразу, с кем-то сложнее, кто-то уходит сам (это чтобы духовник, наверное, и себя мог спросить, почему человек ушел от него как духовника). Такой вопрос духовник тоже обязан себе задавать.

— С чем связано недопонимание, которое возникает при общении духовников с духовными чадами? Как этого избежать?

— Недопонимание возникает тогда, когда люди говорят на разных языках. Это и в духовных отношениях так. Духовнику необходимо знать в основных чертах жизнь своего духовного чада, его характер, привычки, интересы, учитывать его физические и душевные возможности, если, например, речь идет о посте. Это поможет правильно руководить духовным чадом, и к духовнику у него будет больше доверия и понимания. Избежать проблем можно только тогда, когда есть взаимодоверие и любовь.

— С какими духовными недоумениями, проблемами нужно обязательно обращаться к духовнику?

— Прежде всего с духовными вопросами. А нередко бывает так, что священнику на исповеди предлагается поучаствовать заочно в разделе имущества, недвижимости или решить чисто житейские проблемы какого-то родственника, о котором ты до сего дня вообще ничего не слышал. В числе самых важных духовных проблем нужно назвать внутренние, душевные проблемы. Всё, что касается сложностей в отношениях с людьми, вошедших в привычку страстей и пороков, возможных сомнений в истине Священного Писания или церковной традиции, проблем, связанных с молитвенным деланием или постом, — со всем этим нужно идти к духовнику, к священнику. А не к "бабушкам у подсвечника", которые зачастую из самых лучших побуждений, но, не имея необходимых духовных знаний и опыта, присоветуют такое, от чего можно реально пострадать в духовном смысле.

— Как быть, если по каким-то причинам разочаровался в своем духовном отце? Например, духовный отец совершил какой-то поступок, который духовное чадо расценивает как отрицательный.

— А не нужно никем и никогда очаровываться, чтобы когда-нибудь не разочароваться. Духовник тоже человек, не застрахованный от ошибок. Послушание не должно быть слепым и безрассудным. И если такое случится, то духовное чадо, конечно же, должно попытаться выяснить с самим духовником суть проблемы. Если же изменить ничего нельзя и совесть человека не позволяет ему сохранять и дальше духовные отношения, он волен отойти от такого духовника. Греха здесь никакого нет, грех был бы в продолжении уже неискренних отношений. Однако важно сохранить в сердце благодарность своему бывшему духовнику и продолжать молиться о нем как о священнике и человеке, чтобы и у него всё было хорошо. Не охладеть и не озлобиться, а сохранить то хорошее, что он получил от духовника.

— Должны ли отношения с духовником быть как-то упорядочены, чтобы это не было бестактностью со стороны духовного чада?

— Нельзя делать из духовного отца что-то наподобие карманного оракула или набиваться в "самые любимые чада". Бестактностью было бы распоряжаться временем и жизнью духовника по ничтожным, не самым важным поводам, буквально преследуя его (и так бывает) своими назойливыми просьбами встретиться, поговорить, уделить тебе внимания больше, чем другим.

Опытный духовник сам в первую очередь должен уметь регулировать свои отношения с духовными чадами и отношения своих духовных детей друг с другом. Стараться избегать ненужной ревности и к нему самому. У женщин, например, такое бывает. Мужчины более сдержанны и уравновешенны, а женщина сама иногда не знает, чего она ищет и хочет: серьезной духовной работы или своих эмоциональных всплесков. Любая позиция духовника в таких случаях — это духовная любовь. Только она помогает духовнику выстраивать правильные отношения с духовным чадом. И, не сбиваясь на какие-то свои эмоции, искать единое на потребу.

www2.pravoslavie.ru

Духовник и духовничество.

 

На вопросы телезрителей отвечает архимандрит Мелхиседек (Артюхин), настоятель строящегося храма Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясенево.  Передача из Москвы. Эфир 23 июля 2013  г.

 

-Здравствуйте, в эфире телеканала «Союз» программа «Беседы с батюшкой». В студии Сергей Юргин.

Сегодня у нас в гостях архимандрит  Мелхиседек (Артюхин).

Здравствуйте, батюшка!

 

- Добрый день, дорогие телезрители.

 

- Тема нашей сегодняшней передачи «Духовник и духовничество».

 

- Тема, которая должна быть очень актуальной для каждого христианина. Если сравнить с обучением музыке, то для того, чтобы стать музыкантом, недостаточно нот и самоучителей, ему необходима музыкальная школа, где его научат, как читать эти ноты, как держать руку, бить по клавише и прочее.

В нашей духовной жизни возникло две крайности по отношению к институту духовничества. С одной стороны, современный человек постоянно слышит «надо быть самостоятельным», «во всем разберись сам», «надо жить своим умом», «надо всего добиться самому».  Эти взгляды воздействуют и на часть христиан, которые поддаются этим светским установкам.

Поэтому часто возникает вопрос, у каждого ли христианина должен быть духовник и что включает в себя понятие «духовника»?

Прежде всего, духовник – это учитель, наставник, врач, отец, педагог, психотерапевт, молитвенник. Все эти понятия должны сочетаться в одном духовном лице, с которым мы, по милости Божией, должны наладить отношения. Подобно тому, как мы, начиная нашу учебу в обычной школе, не были оставлены один на один с учебниками, но нас вел учитель. Без такого руководителя, хотя бы на первых порах, крайне трудно научиться чему бы то ни было.

Как сказал святитель Феофан Затворник, «как для дитяти требуется воспитатель и воспитание, пестун и пестунство, так и для всякого христианина потребен духовный отец, который взяв его за руку, вел его в Царство Небесное по пути спасения». Недостаточно только одних книг, Священного Писания и собственного рассуждения. Должен быть сторонний наблюдатель, а священнослужитель по своему статусу, образованию, духовному опыту является в этом вопросе профессионалом, которому можно доверять. Бывают редкие исключения, когда человек становится, скажем, музыкантом самостоятельно, но обычный путь – это путь «учитель – ученик», «наставник и наставничество». Самолечением тоже не стоит заниматься, поскольку это может привести к необратимым последствиям.

Для христианина важно не просто иметь более или менее регулярную исповедь, а важно вымолить у Бога духовника, священника, который стал бы для нас и учителем, и наставником, и отцом в духовной жизни. Перед этим должна возникнуть потребность в этом.

Если человек даже не догадывается о тех болезнях, что у него есть, и они его даже не беспокоят, то он не испытывает потребности во враче, пока болезнь не проявится в такой степени, что человек наполовину уже разрушен.

Конечно, счастье иметь человека, который бы повел нас за руку, научив идти по пути с Богом. Священник – человек, который находится, пусть и на одну ступеньку, но впереди, прошел этим путем. Знает все только один невежда. Лучше жить по совету, чем падать в ямы через свое «я все сам». Старец Амвросий говорил: «Своя воля и учит, и мучит. Сначала помучит, потом чему-нибудь научит».

 

- Поясните, кто же все-таки духовник? Каким он должен быть?

 

- Если в двух словах, это учитель на пути спасения.

Во-первых, он должен сам знать этот путь спасения, иметь духовный опыт, духовное образование, должен сам иметь духовника и наставника, следовать евангельскому образцу, соблюдая евангельские заповеди.

Конечно, мы не найдем идеальных священников, но все же такие обязательно есть. Старец Амвросий на вопрос о том, что делать, если видишь какие-то недостатки в духовнике, говорил, что надо, прежде всего, самому не поступать так же, во всем следуя евангельским заповедям. Духовник не учит против евангельских  заповедей, но пока сам не может в чем-то следовать им, но ты исполняй и слушай, что тебе говорят и советуют в соответствии с Евангелием и святыми отцами.

Обращаясь к пастырю, старец Амвросий говорит, что он должен говорить обо всех идеалах евангельской жизни, даже если сам не соответствует им, потому что, говоря, какой должен быть ученик Христов, «ты когда-нибудь сам устыдишься этих слов и сам начнешь стараться так жить».

Духовник -  это и лечащий духовный врач, и отец, с которым можно и нужно советоваться, порой это советник и в повседневной жизни. Часто священник имеет познания и в светской жизни, по своему первому образованию или из опыта общения в качестве духовника. У духовника, как у военных в горячих точках, день идет за три, его духовный возраст гораздо больше, чем по паспорту, потому что столько судеб, боли проходит через сердце духовника. Из-за многообразия ситуаций, которые он видит, у него также большой житейский опыт.

Важно иметь взгляд со стороны, ведь если мы приходим к родителям с какими-то семейными проблемами, то они  из любви к нам, зачастую держат нашу сторону, не разбирая ситуацию объективно. Духовник же не связан родственными связями, поэтому может оценить обстановку трезво со стороны. Если один духовник у мужа и жены, он может посоветовать обеим сторонам.

 

- Вопрос телезрителя из Белгородской области: В Евангелии от Матфея, в 23-й главе Христос говорит апостолам, чтобы они, в отличие от фарисеев, не называли себя учителями и никого на земле не называли отцами и наставниками, потому что наставник у вас один – Христос. Как это соотносится с тем, что мы называем священника и отцом, и наставником, и учителем?

 

- В тех понятиях, о которых говорил Христос, речь шла о тех, что пишутся с большой буквы. Учитель, Отец и Наставник – все с большой буквы. Никто из священников не заменяет собой Бога Отца, и никто не хочет встать на Его место, никто не стремится говорить от своего имени и своего суждения. Кстати, один  из критериев духовничества, как раз в этом и состоит. Святые отцы говорили, что если духовник советует  что-то, не согласное со Святым Писанием и общим мнением святых отцов, такое мнение принимать не надо. Поэтому никто из духовных отцов не говорит от своего имени. Для своих  духовным чад отцы мы с маленькой буквы, прекрасно понимая, что у нас один Отец и один  Наставник – Христос.

- Каждому ли человеку нужен  духовный отец?

 

- Конечно, каждому, как каждому нужен учитель в школе и врач в больнице. Поскольку все  мы духовно нездоровы, потому все нуждаемся во враче. Святитель Феофан Вышенский на вопрос о том, кто может стать духовным отцом, говорит, что им может быть ваш приходской священник. Если иметь веру, доверие и уважение, то можно получить пользу от любого священника. Если вдруг по нашей болезни, не получается решить с ним какие-то свои проблемы, то у нас есть возможность поиска.

Сам Христос дал нам алгоритм действий в любой ситуации: «просите, и дастся вам», «ищите и обрящете», «толцыте и отверзется вам». Не получается встретить в одном храме, поезжайте в другой. Как говорил старец Лев, духовника надо вымаливать, и тот, кто будет истинно, от всей души искать наставника, обязательно встретит его по русской пословице: «свой своего всегда найдет». Но к этому у человека должна быть духовная жажда, духовная потребность. Когда мы просим, ищем, когда готовы сами и когда готовы удержать этот дар, тогда Господь посылает нам духовника. Человек должен захотеть здравия и спасения.

 

- Вопрос телезрителя: Известны ли Вам в Московской и Калужской области духовники, достигшие особых состояний, дело в том, что я болен и не могу далеко добираться, даже в храм не всегда могу попасть.

 

- Давайте вспомним преподобного Авву Дорофея, который говорит, что если человек будет искренне искать воли Божией, молиться об этом, то искренне испросив благословения от Бога, подойдя к ребенку, он даже от него получит ответ на свой вопрос. Если человек, не имея веры, подойдет и к самому пророку, то он и от пророка не получит пользы по своему неверию, сомнению и гордости.

На любом месте, в любом приходе можно получить пользу от священника, с которым у нас отношения, которому мы исповедуемся, и который подскажет нам о пути нашей жизни. Только подскажет, а жить нам надо самим. Потому говорили оптинские старцы, что духовник – это путевой столб, который только указывает направление, но если чадо лишь будет стоять у этого столба, а само шагу не сделает, то оно своей цели не достигнет.

Мы ждем, что нам мгновенно помогут избавиться от гордости, лживости, неверия, но в одночасье нас не изменит ни один совет, ни один духовник. Нам подскажут направление, пропишут лекарство, но идти и принимать мы должны сами, причем порой всю нашу жизнь. Поиск же гениальных прозорливых старцев мотивирован еще и тем, что мы ищем легкого пути, чтобы по одному совету и наставлению мы тут же стали другими.

Конечно, и старцы нужны. Бывают такие ситуации, что именно этот священник решить не может, в таком случае он и сам может сказать об этом и посоветовать более опытного духовника либо Вы сами найдете такого.

Кстати, старец Амвросий говорил, что не для каждого человека слышит ответ от Бога, и на вопрос одной из просительниц отвечает ей после молитвы «Небо молчит». Такова была его ответственность как духовника перед духовным чадом. Не только знания и опытность, но и слышание Бога. Когда обсуждаются проблемы духовничества, всегда говорится о том, что, прежде всего, не должно быть «отсебятины».

Мы должны сами быть духовно образованными и хотя бы раз в своей жизни обязательно прочитать «Лествицу» прп. Иоанна Лествичника, «Поучения» Аввы Дорофея, пятитомник святителя Игнатия Брянчанинова и книги прп. Феофана Затворника (Вышенского) «Что такое духовная жизнь» и «Путь ко спасению». Если духовник дает совет, не согласный со Святым Евангелием или учением святых отцов, то мы такой совет принимать не  должны. Это бывает крайне редко, но всякое встречается в нашей теперешней жизни, в частности на наших теперь многочисленных православных выставках.

 

- Вопрос телезрительницы из Москвы: Каковы должны быть отношения между духовником и чадом, какова степень послушания? Может ли быть духовным наставником не священник, а опытно духовный мирянин или простой монах?

 

- В наше время достаточно священников, и духовного руководителя и наставника нужно искать именно в храме. Но, конечно, можно иметь духовных друзей, более опытных в духовном плане, обсуждать и книги, и передачи, можно и советоваться по каким-то не  столь значительным вопросам. Но Феофан Затворник и старец Паисий говорили, что духовником может быть только тот, кто исповедует, потому что всю глубину Вашей души знает только он, остальные могут давать советы лишь на основе внешних наблюдений. В полноте знания находится только исповедник, только он может делать своего рода «УЗИ» нашей души, и, исходя из этого «исследования» ставить диагноз и прописывать лечение.

В том, что касается послушания, оптинские старцы задали такой алгоритм, они говорили: «я даю совет». Никто никогда не говорил: «такова воля Божия». Поступить или не поступить по этому совету остается в воле того человека, который его спрашивает. Когда идешь за советом, то получаешь в соответствии со своей верой. Как говорил апостол Павел, сеющий с благословением - с благословением и пожнет, и наоборот. И «сеющий щедро - щедро и пожнет; сеющий скупо – скупо и пожнет». Если Вы идете к священнику  и перед этим помолились Богу, чтобы Он открыл Свою волю через духовника, получили ответ, а после этого раздумываете, слушать или не слушать его, то это также связано с Вашей верой. Зачем Вы все это делали, если потом не слушаетесь. Если мы спрашиваем совета, должны по нему и поступать. Если живем своим умом, тогда лучше и не спрашивать.

Мера послушания не должна выходить за рамки Евангелия, святых отцов и нравственности. Когда есть то, что противоречит им, такое послушание мы выполнять не должны.

Бывает, что со священником советуются по житейским вопросам: какой институт выбрать для поступления; где лучше покупать квартиру; какую больницу выбрать. Священник может помочь, потому что через него проходит много человеческих судеб, он может знать православных врачей, которые уже делали подобную операцию, поэтому он может помочь.

 

- Вопрос дьякона Владимира из Испании: «Согласны ли Вы с тем, что слова «послушание выше молитвы и поста» относится только к монашествующим»?

 

- Даже и к монашествующим не относятся. В монастыре существуют послушания, которые надо выполнять даже во время богослужения, но если тебя послали на него со словами «послушание выше молитвы и поста», это не означает, что тебя освободили от пребывания с Богом, собеседования с Ним даже во время выполнения послушания. Ты в пекарне, но ты все равно с Богом.

То же и у мирян. Например, на Страстной Седмице Великого поста большинство мирян работают, но есть такие, которые пришли до работы в 6 утра, а потом пошли работать, они молились не меньше, чем монахи, которые целый день в храме. Мирянин на работе, но умом он в храме, с тем, что происходит в нем в это время. Прочитал два раза тропарь празднику, и уже внес свою лепту. Даже сожаление, молитвенный вздох, что хотел и не смог быть в храме, вменяется в молитву.

Поэтому послушание без молитвы – не послушание, а работа. Послушание с молитвой – это бого-служение, а не работа.

 

- Вопрос телезрительницы из г. Йошкар-Ола: Я бы очень хотела иметь духовника, но боюсь получить отказ. Дело в том, что когда моя воцерковленная дочь обратилась с такой просьбой к батюшке, он ответил, что ей это необязательно, а пусть просто приходит и спрашивает.

 

- Для примера приведу аналогию: мы не можем просить кого-то быть другом. Другом становятся в результате каких-то отношений. Сложится дружба или нет, покажет время. После первой исповеди в духовные чада не берут. Эти отношения складываются, когда Вы исповедуетесь у этого священника, он знает Вас и обстоятельства Вашей жизни, семьи, работы, здоровья, и это углубляется и через какое-то время может перерасти в какие-то отношения. И тогда можно будет попросить молиться как за духовника и духовное чадо. Все это дело времени.

Ходите в свой храм, исповедуйтесь у своего приходского священника, и надеюсь, что эта откровенность, помощь Церкви и священника постепенно перерастут в более серьезные отношения, которые должен начинать каждый из нас, если мы серьезно относимся к делу своего спасения.

 

- Вопрос телезрительницы: Хожу в сельский храм и исповедуюсь приходскому священнику. Случилось приехать в храм соседнего поселка, где душа ощутила ликование, исповедовалась у тамошнего батюшки, и очень захотелось, чтобы он был моим духовником. Возможно ли просить его об этом или не стоит поддаваться внезапному порыву?

 

- Ответ такой же: просить о духовничестве не после первой службы. Скорее всего, человек попал на престольный праздник, а в такие дни, как говорят святые отцы, «небеса отверсты». Это особое настроение, подъем. Поэтому Вы  уже решали вопросы с приходским священником, он помогал Вам, тогда не стоит менять. Но если есть духовные вопросы, которые он уже разрешить не может, то по мере нашей духовной жизни возможны изменения и советы более опытных священников.

 

- Об Иисусовой молитве.

 

- Одна прихожанка говорила священнику, что так  хочет молиться Иисусовой молитвой, что хотела бы заменить ей все молитвы. Спрашивала, какие четки лучше ей приобрести – на 30, 100 или 300 зерен? На что священник ответил, что четки она может приобрести любые, только ради Бога не оставлять утренних и вечерних молитв.

Есть рассказ о дьяконе, который сначала заменил Иисусовой молитвой Правило ко Причащению, потом утреннее и вечернее правила, а затем и вовсе перестал молиться.

У греческих отцов существует такая практика, но у нас она несколько иная, поэтому мы за высокие вещи не беремся, а касаемся. Как миряне мы должны иметь наш духовный минимум: ежедневно утренние и вечерние молитвы, глава Евангелия и две главы апостольских Посланий, чтобы напитать свою душу. А также по возможности Иисусову молитву, «Богородице Дево, радуйся» и псалмы, которые мы знаем на память:50-й, 90-й, 33-й, 1-й. В течение дня мысленно на все призывать Имя Божие, это и будет всегдашнее хождение перед Богом, любовь по отношению к Нему.

Если ты любишь Бога, то молишься, не любишь – не молишься. Старец Силуан Афонский говорил, что любить Бога никакие дела не мешают. Если даже раз в час ты призываешь Имя Божие «Господи, помилуй», «Господи,  благослови», то ты прибываешь с Богом, на какой бы работе и в какой суете не находился бы.

 

- Вопрос телезрителя из Великого Новгорода: Случается ли, что духовник отказывается от своего духовного чада?

 

- Отказывается тогда, когда человек перестает слышать и слушать духовника. Без конца спрашивает  совета, а делает по-своему, тогда духовник может сказать, поступай, как хочешь. Про таких людей старец Амвросий говорил «у них обычай бычий, а ум телячий» и еще так: «Хозяйка ухаживает за гусями и говорит им: теже, теже, а они все те же». Не будем такими гусями и не будем доводить до такого состояния нашего любимого батюшку. Пытайтесь доверять, верить своему духовнику, молитесь за него и за себя: «Господи, пошли моему духовнику благодать и разум сказать полезное для моей души, а мне дай силу и волю, и мудрость, и терпение исполнить его совет и наставление, как Твою святую волю». С таким доверием и верой Вы будете твердо идти по пути спасения, пути соединения со Христом.

 

- Спасибо, батюшка, за столь интересную беседу и благословите наших телезрителей.

 

- Всем вам Божие благословение и хороших духовников. Помните, что все священники в нашей Церкви делятся на хороших и очень хороших. Желаю вам встретиться с хорошими священниками, а очень хороших надо вымолить и стать готовыми самим принять в свою жизнь таких очень хороших священников.

 

Ведущий: Сергей Юргин.

Расшифровка: Юлия Подзолова.

tv-soyuz.ru


Смотрите также